Ветер борьбы против планов жесткой экономии и репрессий дует по всей Латинской Америке. Бразилия сегодня находится в центре этой борьбы с все более загнанным в угол правительством Темера, которое, как и правительство Дилмы, продолжило углублять неолиберальные реформы и точно также погрязло в коррупции и разоблачается сегодня по тем же коррупционным делам, что и Лула с Дилмой.

28 апреля в стране прошла мощная всеобщая забастовка против Темера – первая за многие годы. Бюрократию традиционных профсоюзов (CUT), плетущуюся за Партией Лулы-Дилмы (ПТ) и вместе с последней боящуюся реальной борьбы, давление недовольных масс заставило поддержать призыв к забастовке. Крайне важную роль в этом сыграла деятельность профсоюза Конлутас, требующего объявления всеобщей 48-часовой забастовки против правительства и развивающегося как боевая альтернатива предательской бюрократии CUT.

24 мая столица страны город Бразилиа стала центром массовых протестов, осадивших принимающий антинародные реформы парламент и реализующие их министерства. Манифестанты оказались вынуждены противостоять жестоким полицейским репрессиям.

На 30 июня заявлена новая всеобщая забастовка.

Падение Темера под ударами протестов стало бы большой победой бразильского рабочего класса и усилила бы борьбу трудящихся в Латинской Америке в целом, переживающей подъем борьбы от Венесуэлы до Аргентины.

Дискуссия о ситуации в Бразилии

Ранее трудящиеся массы Бразилии своими мобилизациями вырвали опору у правительства Дилмы от Партии Трудящихся – традиционного руководства рабочего класса, обманывавшего его более 30 лет, в том числе 15 лет находясь у власти. Бразильская буржуазия, до этого поддерживавшая правительство ПТ, осознав его политическое банкротство и неспособность контролировать ситуацию заменила Дилму через парламентскую процедуру импичмента на ее вице-президента Темера (партии PMDB и PSDB).

Реформистские левые, особенно PSOL [бразильский аналог греческой Сиризы и других неореформистских партий, возникших на основе кризиса традиционной социал-демократии – прим. ред.] приняли этот парламентский маневр за госпереворот и вместе с ПТ встали на защиту правительства Дилмы «от наступления реакции».

Напротив, МЛТ и ее бразильская секция PSTU говорили, что не было никакого «госпереворота», ни «наступления реакции», но что этот импичмент – специфический результат подъема борьбы трудящихся, вынудившего буржуазию поменять ставшее людям ненавистным правительство, чтобы попытаться смягчить ситуацию и восстановить управляемость. Одновременно мы говорили, что приход Темера вместо Дилмы ничего не решает, что это – обмен шила на мыло.

В Аргентине имеет место схожая динамика. Здесь недовольство масс «левым» правительством Киршнер и активизация их борьбы выразились в поражении партии Киршнер на выборах при формальной победе «правого» Макри. На основе этого реформисты анонсировали «правый поворот» ситуации.

В Венесуэле население, приведенное чавизмом на грань голода, тоже вышло на борьбу против президента Мадуро, которую последний, разумеется, объявляет попыткой госпереворота и терроризмом. Реформистские левые и тут пошли в русле этой логики, защищая «левого» Мадуро.

Сегодня бразильские манифестации сотрясают уже правительство Темера, а аргентинские – расшатывают правительство Макри. Эта действительность не оставляет камня на камне от позиции тех, кто рассказывал о наступлении «консервативной волны» и «реакционного поворота» в политической ситуации в Латинской Америке.

Чем причины фиаско очередного «анализа» реформистов? Дело в том, что революционеры оценивают и понимают процессы в буржуазных институтах исходя из процессов классовой борьбы; то есть, говоря марксистским языком, исходят из базис, чтобы понять происходящее в надстройке. Реформисты же, напротив, делают заключения о состоянии классовой борьбы исходя из процессов внутри буржуазных институтов; то есть идут в обратном направлении – от надстройки к базису. Поэтому парламентский импичмент в Бразилии против правительства Дилмы и победу Макри на выборах в Аргентине реформисты приняли за откат классовой борьбы, в то время как в действительности имеет место прямо противоположный процесс.

Две стратегии

Сегодня помимо необходимости объединения борьбы различных секторов против правительства Темера и его планов крайне важно обсуждать стратегии, с которыми революционеры должны участвовать в этих процессах, чтобы трудящиеся пришли к своим целям.

Сейчас в Бразилии есть те, кто ратует за выборы в качестве стратегии выхода. Это ПТ, PSOL, Компартия, которые с разными аргументами участвуют во всех акциях, но в рамках задачи «Лула 2018» и возвращения к власти ПТ вместе с союзниками. Есть и те, кто ратует за приведение к власти через выборы PSOL, что имело бы результатом повторение грустного опыта Сиризы в Греции.

МЛТ и ее бразильская секция PSTU не присоединялись ни к одному из двух буржуазных коррумпированных блоков, будь то вокруг ПТ или PMDB-PSDB. В ситуации импичмента против Дилмы, когда буржуазия предпочла поменять ее на Темера, PSOL выступала против Темера за возвращение Дилмы, и создала с ней единый фронт – как раз в тот момент, когда массы наконец-то порвали с ПТ. Мы же поднимали лозунги «Долой Темера, долой Дилму, долой их всех!». И мы продолжаем занимать эту позицию.

В то время как ПТ, PSOL и прочие реформисты под лозунгом «защиты демократии» и «борьбы с реакцией» прикрывают коррупционеров правительств Лулы и Дилмы, мы PSTU требует тюрьмы для всех коррупционеров и экспроприации под рабочим контролем всех компаний, связанных с коррупцией, равно как всех компаний, осуществляющих сокращения. Мы требуем отказа от выплаты внешнего долга, обескровливающего страну, национализации под рабочим контролем финансовой системы и запрета вывоз прибылей из страны.

В противоположность нацеленным на выборы реформистам мы призываем к свержению правительства Темера мобилизацией масс. В момент прихода Темера мы говорили, что его правительство будет слабым, что его можно свергнуть, и что для этого нужна всеобщая забастовка. В этом мы спорили с реформистами, которые говорили, что всеобщая забастовка в Бразилии невозможна из-за «реакционной волны». Сегодня необходимо строить комитеты борьбы на фабриках, по месту жительства, в школах, чтобы организовывать всеобщую забастовку – и с перспективой взятия власти, потому что только правительство трудящегося класса, опирающееся на советы трудящихся, способно противостоять и победить буржуазию.

PSTU требует также роспуска коррумпированного парламента, в то время как PSOL, чьи депутаты сидят в парламенте (государственный источник финансирования партийного аппарата) и находящиеся в связке с ПТ, держатся за этот парламент и его роспуска не хотят. В отсутствие организаций трудящихся, готовых сейчас бороться за власть, мы требуем всеобщих перевыборов по новым правилам: без участия коррупционеров, с равным доступом на телевидение и без финансирования со стороны компаний.

Сегодняшняя ситуация в Бразилии (и Аргентине) во многом сама по себе, языком фактов, подводит итоги дискуссий в отношении политической ситуации с возвещателями «реакционного поворота» и «консервативной волны», равно как в отношении правильной политики, которую должны иметь революционеры. Значение этой дискуссии выходит за пределы Латинской Америки и является интернациональным. Во-первых, потому что подобные процессы происходят сегодня и в других странах – это общемировая тенденция [1]. Во-вторых, потому что ответы на эти вопросы являются водоразделами между организациями революционными и реформистскими, имея важнейшее значение для строительства революционной партии.

[1] Немало возвещателей наступления «реакционной волны» в отношении победы Трампа на выборах в США, в то время как он – имеет самый низкий уровень поддержки и уже сталкивается с протестами. Подобная же оценка ситуации имела место во Франции в связи с перспективой победы Ле Пен. Как и в случае Бразилии, Аргентины, Венесуэлы, подобные оценки сочетаются с призывом к необходимости объединиться вокруг их буржуазных конкурентов (Клинтон в США, Макрон во Франции).

По материалам Международной Лиги Трудящихся.

ПОДЕЛИТЬСЯ