Взрыв Российской революции в феврале 1917 года не был запланирован ни в одном ежедневнике ни одной партии. Не была она и результатом «высокого уровня сознания» людей. Она вспыхнула с женских хлебных очередей и протеста текстильных рабочих против условий труда, распространившись, подобно пламени, из-за всеобщей бедности, бойни Первой Мировой войны и репрессий против любого несогласного. Протест был настолько глубоким и всеобщим, что царское правительство оказалось в вакууме и его способность осуществлять власть обрушивалась.

Снизу рождались рабочие и народные Советы, служившие сначала орудием организации мобилизаций, но также ставшие играть роль «новой власти». Однако главные политические партии, в том числе левые, в тот момент решили поддержать Временное Правительство под руководством князя Львова, которое продолжало сохранять социальное положение таким же, как и прошлое царское правительство.

Спонтанный революционный импульс трудящихся людей вызвал сильный политический кризис, который был «излечен» главными политическими партиями, сменившими лица в правительстве, чтобы ничего не менять по существу. Подобное происходит постоянно и сегодня. Всеобщая мобилизация «снизу» и без централизованного руководства вызывает кризис политической легитимности институтов, но этот кризис успокаивают новые партии, возвращающие иллюзию, что посредством выборов и этих же институтов можно изменить ситуацию. От отрицания угнетательских институтов происходит переход к попытке получить наибольше количество депутатов в них.

Российская революция была настолько глубокой, что двоевластие Временного Правительства и Советов и связанная с ним нестабильная ситуация длились несколько месяцев, углубляясь по мере того, как Временные Правительства не выполняли обещанных перемен. Как в начале революции, это углубление кризиса происходило не из-за какого-то «идеологически продвинутого сознания», но в первую очередь из-за крайней необходимости широких слоев населения покончить с бедствиями, усугублявшимися с каждым днем.

В этой ситуации увеличила свое влияние Большевистская партия, заявлявшая, что для удовлетворения народных нужд Советы должны взять власть; что необходимо немедленно подписать мир, провести аграрную реформу, которая раздала бы крестьянам земли помещиков; что трудящиеся должны контролировать предприятия и экономику; что национальности должны иметь право использовать свой язык и даже получить независимость, если так решат; что необходимо покончить с дискриминацией женщин…

И эта партия не только говорила, но ее члены боролись за каждую забастовку, каждую демонстрацию, каждый солдатский мятеж, каждый захват земли. И в каждом из таких конфликтов большевики выдвигали: Вся власть Советам! Когда созрел момент для превращения этих слов в дела, Большевистская партия разработала план для нанесения решающего удара. Ее Красная Гвардия вместе с большевистскими солдатами заняла ключевые пункты Петрограда и арестовала Временное Правительство. Новое правительство назначил Всероссийский Съезд Советов. Впервые политическая партия – сильно отличающая от обычных партий – служила не «разрешению политического кризиса», чтобы все оставалось как раньше, но использовала этот кризис, чтобы изменить все.

Никакой партии не под силу форсировать или вызвать революцию. Но и спонтанные социальные конвульсии не могут привести к победе, если отсутствует революционный организующий центр – революционная партия, трансформирующая социальную конвульсию в организованную борьбу за власть. Без нее любое движение будет уведено в сторону от цели контрреволюционными руководствами. Строительство революционной партии – необходимая задача сторонников революции.

ПОДЕЛИТЬСЯ