10 лет назад Герман Греф – одиозный ельцинский министр экономики – был поставлен руководить Сбербанком. Этот скромный юбилей был отмечен некоторыми буржуазными изданиями, не поскупившимися на похвалы Грефу за достигнутый «прогресс» и за то, что он «научил слона танцевать» – отсылая к формулировке, в которой сам Греф выразил свою задачу при вступлении в должность. Главный аргумент сводится к обновлению офисов, улыбающемуся персоналу в белых рубашечках, новому сайту, появлению мобильных приложений и к прочим наиболее поверхностным вещам.

А что можно увидеть, если немного копнуть вглубь? Это показывают некоторые данные.

Согласно структуре акционерного капитала, опубликованной на официальном сайте Сбербанка, сегодня 45,4% акций Сбербанка находится в иностранных руках.

В 2015 году долг Сбербанка западным банкам составлял 16,3 млрд долл. (3 место после Газпрома – 27,5 млрд и Роснефти – 26,3 млрд), что равнялось 44% его рыночной стоимости. (Более свежие цифры долгов нам в открытых источниках найти не удалось: наряду со структурой акционеров, это не самая афишируемая населению цифра). Если распределить этот долг на все акции, то он составит 24% от цены акций, находящихся в российских руках.

В итоге из 100% капитализации Сбербанка 45,5% прямо находится в руках западных компаний и еще 24% являются долгом тоже западным компаниям. Итого 69,6%.

По долгам западным компаниям Сбербанком было уплачено (то есть утекло из страны на запад): в 2014 – 1,6 млрд долл., в 2015 – 3,5 млрд, в 2016 году – 1,1 млрд долл. К этому нужно добавить дивиденды западным акционерам. Эта цифра тоже не афишируется населению, но исходя из официальной прибыли и средней установленной руководством ее доли, отправляемой на дивиденды, она могла составить за эти же годы около 1,6 млрд долл. В сумме это 7,8 млрд долл., что составляет, ни много, ни мало 15% консолидированного российского бюджета на образование или 16,7% бюджета здравоохранения в 2016 году.

Для выполнения своих долговых обязательств перед иностранными компаниями частное Акционерное Общество «Сбербанк» после начала кризиса в 2008 году получало деньги из бюджета (по крайней мере, до 2014 года, когда банк официально отказался от государственной помощи). Сколько этим путем утекло из казны в частный карман – простым смертным неизвестно.

В итоге, если резюмировать главное, «прогресс» выражается в том, что путинский режим продал половину Сбербанка западным структурам и к ним же загнал его в долги. Такова оборотная сторона новых жалюзи в отделениях. Ради продолжения этого «прогресса» Греф в 2016 году пообещал уволить к 2025 году 45 тысяч сотрудников (за полгода 2017 года уже было уволено 8 тыс.).

По инерции бытует мнение, что Сбербанк – российский государственный банк. В действительности он не государственный и даже не российский, и это крупный канал, через который из страны утекают деньги в карманы западных акционеров. Поэтому, слон-то, может быть, и танцует, но для кого?

Без национализации Сбербанка и других банков, без их концентрации в руках единого государственного банка, без отказа от выплаты мошеннического внешнего долга Россия обречена на роль тощающей дойной коровы, а население – на необратимое обеднение. Полная безвозмездная национализация банковской системы и отказ от выплаты внешнего долга – первейшие необходимые меры. Но их осуществление требует от трудящихся сбросить с себя путинский эфэсбэшно-олигархический режим, защищающий сегодняшнее положение вещей, и установить рабочее и народное правительство. Это задача нового рабочего и народного Октября.

 

ПОДЕЛИТЬСЯ