В конце февраля российский МИД наконец-то признал гибель и ранение в Сирии россиян 7 февраля в Дейр-эз-Зоре в результате удара США.

Информация об этом стала известна почти сразу через знакомых погибших российских наемников, а также через организации, занимающиеся расследованиями в данной сфере (как (Conflict Intelligence Team). Но российская власть, как всегда, поначалу с порога все отметала.

Так Путин устами своей говорящей головы – пресс-секретаря Пескова – заявлял, что Кремль «не располагает данными о россиянах, которые могут находиться в Сирии, не являясь военнослужащими» и прямо опровергал сообщения о гибели, называя их ошибочными. Позднее он начал все-таки отмечать, что «Нельзя исключать, что на территории Сирии находятся граждане Российской Федерации». А 15 февраля Кремль уже заявил, что в результате удара США в Сирии «могли погибнуть россияне».

Официальный представитель МИД и реинкарнация гоголевской Паночки М.Захарова как всегда с лицом вурдалака гневно разоблачала сведения о гибели россиян, называя их «классической дезинформацией» – чтобы потом увиливающе начать признавать, что «в результате произошедшего вооруженного столкновения, причины которого сейчас выясняются, речь может идти о гибели пяти человек, предположительно, граждан России».

И вот, наконец, спустя две недели после того, как информация сочится из всех щелей, путинская власть все-таки заявила: да, «в Сирии пострадали десятки граждан России и стран СНГ, не являющиеся военнослужащими».

Но кто же они – эти таинственные «граждане, не являющиеся военнослужащими», о которых Кремль «не располагает данными»?

Отвечая на этот вопрос, путинская власть снова принимает россиян за идиотов.

Как пишет Газета.ру, «Захарова подчеркнула… что в зонах конфликтов есть много граждан, и там вполне могут оказаться россияне. МИД подчеркивает, что в Сирии находятся россияне, приехавшие туда «по своей воле и с разными целями»». В самом деле – мало ли кто и зачем там ходит по сирийской пустыне: наверное, как и на Донбассе, это разные российские отпускники, туристы – посещают выставки, знакомятся с национальной кухней…

МИД также уклончиво заявил: «Не дело Министерства иностранных дел оценивать правомочность и законность таких их решений». МИД правильно делает, что уклоняется от оценок. Дело в том, что уже не только люди, ведущие расследования, но и простые журналисты и военные аналитики, в том числе поддерживающие российскую интервенцию, открыто пишут, что в Сирии воют российские наемники. Они набраны через ЧВК Вагнера (в миру – ГРУшника Дмитрия Уткина, получавшего от Путина награды «за заслуги перед отечеством»), проходили тренировку на полигоне Минобороны Молькино в Краснодарском крае и часто перед Сирией прошли Донбасс. Даже марионетки кукольного театра под названием «Госдума» после гибели наемников предложили как-то уже оформить деятельность частных военных компаний. Все это уже невозможно скрывать. Но официально путинская власть продолжает делать вид, что не имеет никакого отношения ни к наемникам в Сирии, ни к войне на Донбассе… Поскольку все это вранье выходит уж слишком нелепым и шитым белыми нитками, МИДу действительно лучше промолчать.

Элементы кризиса российской интервенции в Сирии

Произошедшее в Сирии с российскими наемниками – еще одна неприятная для Путина новость с «сирийского фронта».

Во-первых, она еще раз выносит на поверхность известный факт, что путинский режим использует для своих военных интервенций наемников, зеленых человечков и прочих «вежливых людей».

Во-вторых, вместе с трупами российских наемников всплывает и их «славный боевой путь», обычно тянущийся через Донбасс, и это еще раз разоблачает путинскую ложь о том, что Россия якобы не развязывала войну в Украине и непричастна к ней.

В-третьих, это может поднять вопрос, куда слился наш «крутой Президент»? Ведь от «противостоящего Америке президента-патриота» стоило бы ожидать взрыва возмущения гибелью россиян от удара США. Мол, «как смели вы, вонючки американские, убивать в Сирии наших пацанов, которых там нет, но на самом деле есть?». Ничего подобного. «Родина» в лице путинской власти просто опять отреклась от своих наемников, как и в случае пойманных их «коллег» на Донбассе. Путин предпочел это проглотить. И Путина можно понять: у него есть определенные деловые договоренности с США по «стабилизации» в Сирии, он не перестает набиваться к Трампу в друзья, надеясь на отмену санкций… Так какой ему смысл портить отношения с американским империализмом из-за смерти десятка-другого болванов, которых как раз и набирали в наемники, чтобы их смерть могла пройти без лишнего шума?

В-четвертых, наряду с недавними атаками на российскую военную базу в Сирии, с подбитым российским Су, с не приносящими плодов переговорами, с официальными объявлениями ухода из Сирии и противоположной реальностью, новая гибель наемников ставит под сомнение победоносные тирады власти и свидетельствует о реальных трудностях Путина в стабилизации ассадовского режима, который ненавистен народу и может держаться только на российских и иранских штыках. А это выдвигает вопрос о возможном увязании России в Сирии. Потому что уйти из Сирии без достижения поставленной цели стабилизации диктатуры Ассада означало бы для Путина огромное и позорное поражение, способное стать для его режима фатальным. Но и превращение войны из «маленькой победоносной» в бесконечно-безрезультатную и постоянно поглощающую ресурсы при ухудшающейся экономической ситуации в России тоже рискует вызвать непонимание у населения. Потому что даже у тех, кто не осознал преступности этой путинской войны, при ее затягивании будет возникать вопрос «да зачем туда вообще полезли?». Все это обрисовывает для Путина политический цугцванг, когда уйти из Сирии нельзя, а продолжение войны, не приводящее к цели, лишь оттягивает поражение, одновременно увеличивая его цену.

В-пятых, империализм, имеющий с путинским режимом противоречия по вопросу методов глушения сирийской революции (равно как украинской), будет использовать отмеченный тупик Путина для давления на его режим по разным направлениям, усиливая тенденции кризиса режима. Если при своем вторжении в Сирию путинский режим пользовался внутриполитическими противоречиями американского империализма, чтобы навязать свой – силовой – вариант решения проблемы сирийской революции, то теперь в виду элементов кризиса российской интервенции уже империализм может пользоваться проблемами путинского режима.

Сейчас пока трудно делать однозначные выводы. Но, видимо, можно утверждать, что в Сирии сложились определенные элементы кризиса российской интервенции, что проявилось в последнее время в ряде неприятных для путинского режима инцидентов. Развитие этих элементов несет потенциальную угрозу провоцировать кризис самого режима. Возможно, что остервенелые бомбардировки Восточной Гуты, пригорода Дамаска, которые проводит в последние дни ассадовско-путинский альянс, преследуют, в том числе, цель срочно добыть какой-то «результат».

В этой ситуации признаков кризиса путинской интервенции в Сирии борьба против нее может стать фактором достижения уже вполне осязаемых политических результатов и получает еще большее значение.

ПОДЕЛИТЬСЯ