Кто видел митинг в Кемерово, видел другую страну.

Люди шли к областной Администрации. Пустынная площадь перед ней на дальнем расстоянии огорожена металлическими заборчиками, отделяя власть от людей. Толпа в момент их снесла и вот уже двигается к помпезному зданию администрации с криком: «Правду! Правду!». Это звенит как приговор власти.

Вход в администрацию перегорожен жидкой линией полицейских, весь вид которых пытается донести до возмущенной толпы: «товарищи, мы – не полиция, мы – милиционеры».

На помощь им пригоняют шеренгу чоповцев с дубинками – без всякого выражения энтузиазма на лице: они на такое вообще не подписывались. Из толпы к ним голос: «Кого защищаете?». И это тоже звучит как приговор и власти, и тем, кто ее защищает.

Цивилев ,тогдашний зам. Тулеева, а теперь назначенный Путиным ВРИО, заимствует у полиции мегафон, чтобы обратиться к пришедшим. Люди кричат: «Он сейчас врать будет!». И не дают сказать ему слова. И стоит этот представитель «вертикали власти» жалкий и освистываемый.

Пытаясь как-то навязать свой авторитет, Цивилев в традиционной начальственно хамской манере бросает собравшимся людям: «Ну как, мы будем разговаривать или будете кричать?». А ему в ответ из толпы: «А ты тут не командуй!».

Человек из первых рядов требует у Цивилева мегафон: «Я хочу сказать мое мнение». Цивилев отвечает: «Говорите», но мегафон не дает. Человек Цивилеву: «Я хочу сказать не Вам, а людям, Вы мне не интересны». Цивилев вынужден уступить.

Не оставляя попыток установить свой властный авторитет, Цивилев заявляет: «Я отвечаю за свои слова!». Люди ему: «Ты должностью отвечай! Уходи!». И вся толпа кричит: «В отставку! В отставку!».

Цивилеву кричат: «Вас надо в отставку, а потом уже правду узнавать!».

Человек из первых рядов Цивилеву: «Люди спрашивают, почему заместитель пришел, а не сам [губернатор Тулеев]?». Цивилев: «Потому что я ответственный за промышленность, транспорт, связь и торговлю». Ему: «А он – за все отвечает!». И это тоже звучит как приговор власти, вне зависимости от ее уровня.

Пожилой мужчина с кавказскими чертами лица и в папахе рассказывает Цивилеву, что все должен устанавливать общественный надзор.

Цивилев успокаивает по поводу расследования: «Мы ничего не прячем, там работают профессионалы, они тоже народ». Ему из толпы: «Кто народ? Те в касках, что у вас за спиной? – показывая на сотни сотрудников ОМОНа, выстроившихся вдоль администрации. – Кого они защищают?». Цивилев: «Защищают государство». Толпа: «От кого?!».

Требовали Путина – безрезультатно, как и с Тулеевым.

Востриков, фактически взявший на митинге руководящую роль оппонирования Цивилеву, заявляет, что власть относится к народу, как к скоту. Цивилев ему (опять с характерным властным хамством): «Вы что сюда, попиариться пришли?». Востриков в ответ: «Какой попиариться – у меня вся семья погибла!». Облажавшийся Цивилев пытается его обнять, похлопать по плечу.

Кто смотрел видео с митинга в Кемерово, видел, безусловно, другую страну с переменившимися полюсами. Вместо глухого народного молчания – поднятый голос; вместо разрозненности и страха – единство и мужество; вместо впитывания исходящей от вертикали власти лжи – требование правды. Когда попытки власти по обкатанной на Сирии и Украине схеме выставить возмущенных протестующих людей наймитами запада вызывают только гнев. И когда уже власть бормочет, извиняется, кланяется народу, встает перед людьми на колени, а не наоборот – впервые за время правления Путина. В этом – главное политическое значение событий в Кемерово.

Кемерово в масштабах России – это страшный сон путинской эфэсбэшно-олигархической власти. Она называет подобное катастрофой. Потому что вышедший на улицы и предъявляющий ей счет народ действительно стал бы для нее катастрофой, для ее лжи, для ее поруки с буржуями.

В сложившейся ситуации «вертикаль власти» сверху донизу больше всего обеспокоена тем, чтобы потушить протесты и защитить себя от возмущения народа. И в этом продемонстрировала себя повсюду и во всей красе.

Это и Тулеев, извиняющий перед Путиным, фактически прикрывая начальника: мол, простите меня, подвел я Вас, пока Вы не покладая сил работаете на благо России; объявляющий людей бузотерами, пугающий происками мировой закулисы и призывающий сплотиться вокруг власти. Даже в своем обращении в связи с уходом он не преминул противопоставить «созидающий Кузбасс» «Кузбассу бастующему, стучащему касками, сидящему на рельсах». То есть ясно выставил шахтеров, вместе со всей страной боровшихся за права трудящихся людей и против капиталистических реформ, антиподом созидания, посылая мысль, что протестовать – это нехорошо.

Это и Цивилев, затыкающий на митинге критику «вертикали власти» с характерным для нее хамством, которое только народ и может осечь.

Это и вице-губернатор Чернов, назвавший митинг у областной администрации «спланированной акцией по дискредитации структур власти в целом».

Это и Путин, который был в городе, но не пошел к людям, хотя они звали его. Который первым делом списал трагедию на «разгильдяйство», скрывая системный характер проблемы. Он отказался отправлять Тулеева в отставку «до расследования причин» – чтобы не создавать видимости уступок протестующему народу, чреватой рецидивами. Вместо этого Тулеев уволился через несколько дней – разумеется «по собственному желанию». Путин назначил ВРИО Цивилева – члена тулеевского аппарата, буржуя, бизнес-партнера своего друга-олигарха Тимченко, который при своем друге-президенте разбогател на привилегированном экспорте российской нефти. Самому Тулееву оборудуют в Администрации кабинет с помощником «для ведения общественной деятельности», да еще и сделали его председателем областного парламента. Все это делается только для того, чтобы максимально сохранить все как есть, сохранить имеющуюся структуру власти, чтоб ничего не менять и чтобы сокрыть глубинные причины трагедии.

Это и вакханалия в СМИ и политиков, наперебой разъясняющих населению, что Путин не причем. Наверное, высшее достижение в этом выгораживании Путина принадлежит Елене Мизулиной – инициатору наиболее реакционных антинародных законов, в том числе о лишении женщин права на аборт. Ее панегирик Национальному Лидеру заслуживает цитирования: «Я бы хотела высказать слова соболезнования и поддержки нашему лидеру Владимиру Владимировичу Путину. Для него это удар в спину, это страшное потрясение!… Потому что то, что он делает сегодня для России – невероятные вещи, защищая на внешней арене Россию, внутри проводя реформы невероятной силы… И вдруг – так бездарно! За его спиной! А ему некогда постоянно оглядываться на то, как доделывают то, что он, пробивая стены, решает… Он у нас духовный воин, сильный. Но ему тоже наша поддержка нужна!». Наверное, дальше только уже обвинения в «покушении на Иосифа Виссарионыча», «вредительстве» и работе на «немецкий генштаб».

Это и эффективная специфическая «работа» власти с Востриковым: если на митинге он заявлял, что власть относится к народу как к скоту, то после тесного общения с властью стал говорить прямо противоположное, нахваливать Путина, Тулеева и заявлять, что «майданщики повели нас не в ту сторону». Ничего не скажешь: в плане «запугать» власть работает весьма оперативно.

С протестом в Кемерово «вертикаль власти» использовала все средства, чтобы прикрыть себя и свои разные места с разных сторон. Этот протест здорово напугал власть. Тем более что его основу составляет не так называемый «креативный класс», а простые люди, трудящиеся, да еще и в шахтерском регионе с тяжелым отрядом рабочего класса, с еще живой памятью забастовок 1990-х, да еще и снова в условиях ухудшения экономической ситуации – по всей стране.

Это первое даже еще не столкновение с властью, а занятие оппозиции к ней лицом к лицу подняло все глубинные вопросы общества: жажду капиталистической прибыли; круговую поруку власти и буржуев – часто в одном лице (например, в Цивилеве); необходимости отсутствия всякого доверия к олигархической власти, не давая ей даже слова и требуя ее отставки как условия поиска правды; того, что власть держит людей за скотов; и вплоть до того, кого в действительности защищают «люди в касках», и до необходимости народного контроля. Для эфэсбэшно-олигархической путинской власти дело тут реально пахнуло керосином. Это модель, как однажды ее господство над страной может закончиться. Она боится, что однажды народ придет за ней.

И правильно делает. На митинге в Кемерово кто-то крикнул: «Путина в отставку!». Ему ответили из толпы же: «Давайте без провокаций «Путина в отставку»; мы не за Путина – нам по барабану, что в Москве творится, нам нужна правда». Этот подлинный «глас народа», прикрывающий Путина, но в стиле «не надо против Путина, мы не за Путина, нам по барабану, нам нужна правда» в перспективе не сулит главе эфэсбэшно-олигархического режима ничего хорошего.

Кемерово – подтверждение того, что наш народ может взять, а, возможно, уже, под жестким давлением жизни, берет верный курс борьбы за себя.

ПОДЕЛИТЬСЯ