При поверхностном взгляде Путин может показаться суперменом. Форбс несколько раз признавал его самым влиятельным человеком мира. Он обновил вторую в мире армию, недавно заявил о «супероружии», способном поразить любую цель в любой стране мира. Он отжал у Украины Крым и восточные территории, является главным действующим лицом в Сирии, отвечает на западные санкции контрсанкциями, экспортирует газ и нефть по всему миру, особенно в Европу. Он громко отвечает на обвинения запада, как в недавнем кризисе с Англией или при сегодняшнем напряжении в США в отношении Сирии. Он «помог выбрать» Трампа, организовал Олимпиаду в Сочи, а теперь кубок мира по футболу, получил более 70% голосов на выборах и уже 18 лет находится у власти.

Однако при более внимательном взгляде вещи выглядят по-другому. Потому что в стратегическом плане Путин накапливает противоречия и поражения.

Стратегический проект Путина – тот же, что и у ведущей российской буржуазии, господствующим сектором которой являются сырьевые олигархи. Их позиция заключается в стремлении к хорошим отношениям с империализмом, чтобы тот инвестировал капиталы и технологии в эксплуатацию природных ресурсов страны, которые олигархи могли бы спокойно продавать империализму или на его фабрики в Китае. По словам самого Путина, его планом было создание «свободной зоны от Лиссабона до Владивостока». Но реальное развитие событий эти планы разрушило, поставив Путина в конфликт с ведущими империализмами.

Правда, что Путин аннексировал Крым и восток Украины – но потеряв всю Украину и вдобавок дорого расплачиваясь за свои действия в связи с западными санкциями, создавшими серьезные проблемы для российской буржуазии (ограничения доступа к капиталам и технологиям, без которых бизнес российских олигархов чахнет). Вся его деятельность в Сирии стоила ему, помимо военных расходов, нарастающих разногласий с европейскими державами и США и новых тяжелых санкций. Одновременно в Сирии накапливаются трудности и проблемы: Путин уже неоднократно объявлял о выходе из Сирии, но из-за ситуации вынужден оставаться там, что становится источником «плохих новостей», как о смерти российских наемников или сбитых самолетах. Путин не может ни уйти, ни добиться быстрой победы.

Ведущая российская буржуазия, подверженная санкциям из-за внешней политики Путина, не рвет с его режимом, но находится в противоречивом положении, из-за чего напряжения внутри режима растут. Есть сектор российской буржуазии, выигрывающий от военных интервенций Путина – это буржуазия военно-промышленного комплекса, живущая на госзаказах. Но по своему экономическому весу она не может сравниться с олигархами-экспортерами природных ресурсов.

Сами военные инвестиции Путина в действительности нацелены на поддержку последнего козыря российской буржуазии на мировой арене – военной силы, унаследованной от СССР и несоразмерной экономическому весу России в условиях сырьевой примитивности ее экономики. Это, несомненно, очень важный козырь, но последний.

Военные агрессии в Сирии и Украине – выражение не растущих амбиций российской буржуазии на мировой арене, не «вставания с колен» и не маневр для достижения лучших условий для переговоров с империализмом. Они являются защитной реакцией авторитарного режима в борьбе за свое выживание. Потому что, во-первых, революция в Украине может быть заразительна для России, а арабская революция в мусульманском мире могла бы стать бикфордовым шнуром к Северному Кавказу, усмирение которого – фундаментальный элемент путинского режима. Во-вторых,

Во-вторых, «потеря Украины» в сегодняшних условиях угрожала потерей базы черноморского флота в Крыму и военных фабрик востока страны, во многом незаменимых для российского ВПК; равно как потеря Сирии с падением Асада угрожала потерей военного укоренения в этой стране, в том числе военных баз. Это стало бы сильным ударом для военного «козыря» Путина на мировой арене. Кроме того, уход из Сирии и Украины подрывал бы идеологию величия России и ее «вставания с колен» – фундаментальную для одурманивания российского населения и цементирующую путинский режим внутри страны. Поэтому ради самосохранения путинский режим был вынужден действовать, причем решительно.

Столь желанная Путиным победа Трампа на выборах обернулась полным разочарованием. Трамп не только сохранил санкции Обамы, но и расширил их. А Олимпиада и Кубок Мира не освободили его от позора санкций в связи с допингом российских спортсменов.

Недавний скандал с отравлением бывшего российского агента в Англии спровоцировал сильный дипломатический кризис с западными странами, поставив Путина в неудобное положение.

В итоге Путину не удается восстановить отношений с империализмом, что создает ему нарастающие новые трудности.

Его победа на «выборах» без выбора произошла вопреки растущему пессимизму и недовольству. Трудящийся класс еще не порвал с Путиным, но те, кто опустил за него бюллетень, сделал это с надеждой не на «возрождение России» и улучшение жизни, как раньше, а на то, что с ним деградация не будет слишком уж быстрой.

Единственные реальные важные победы Путина связаны с тем, что он оказался способен навязать поражения борьбе трудящихся и угнетенных народов. На его руках кровь революций в Сирии, Украине и Египте. Еще раньше ему удалось подавить борьбу народов Северного Кавказа. Ему удалось удерживать российский трудящийся класс в состоянии глубокой комы. Путин смог превратить Россию в бастион контрреволюции международного значения. Его поражение имело бы глубокие последствия для борьбы трудящихся Кавказа, Восточной Европы и Ближнего Востока. Пока ему удается держаться, но с нарастающими проблемами и без перспективы выхода.

ПОДЕЛИТЬСЯ