Материал МЛТ

Правительство Макрона во Франции стало подлинной фабрикой реакционных реформ: углубление трудовой реформы, приватизация железных дорог с нападками на социальные права железнодорожников, атака против права на учебу в университетах, жесткая реформа против рабочих-иммигрантов…

Реформы Макрона во Франции встречают массовые протесты. Раз за разом трудящиеся бастуют и выходят на улицы – как и при реформах правительства Олланда. Но почему победа до сих пор не завоевана?

Может быть, потому что правительство Макрона очень сильное? Ничего подобного. Правительство Макрона, как и ранее Олланда, ненавистно подавляющему большинству населения, и не только трудящемуся классу, но обширным секторам средних слоев. Фактически Макрона поддерживает только буржуазия и наиболее привилегированные сектора среднего класса. Более того, парламентская система, десятилетиями помогавшая буржуазии уводить протесты в мертвое русло выборов, сегодня находится в глубочайшем кризисе: современный французский парламент уже даже нельзя назвать «парламентской говорильней», потому что он превратился просто в конвейер по штамповке антирабочих реформ, которые Макрон производит также собственноручно посредством своих декретов.

Может быть, проблема в том, что трудящиеся и молодежь безразличны к происходящему? Также ничего подобного. Правда, что масштаб сегодняшних мобилизаций во Франции далек от 1968 и даже от 1995 года. Но масштаб общего недовольства системой несомненно выше, оно носит всеобщий характер, имеет объективно больший потенциал, но ему не хватает реализации. В последние два года в стране постоянно проходят отдельные забастовки в разных секторах. Сегодня железнодорожники уже больше месяца держат прерывную забастовку (два дня забастовки через три дня работы) с высоким участием, особенно  машинистов: в забастовочные дни не ходят от 50 до 80% поездов в зависимости от направления. Есть серьезное забастовочное движение на почте. Студенческими волнениями оказались охвачены множество университетов по всей стране, дойдя до оккупации ряда из них, как парижской Сорбонны, Нантера, университетов Тулузы, Монпелье. Еще шире движение студенческих ассамблей, обретших давно не виданную массовость, счет их участников идет на сотни, а часто превышает тысячу человек. Имеется стремление к слиянию борьбы различных секторов: студенческие делегации приходят на борьбу железнодорожников, почтальоны и железнодорожники – в университеты, имеются инициативы создания межпрофессиональных органов для развития движения и т.д.

Может проблема тогда в полицейских репрессиях против движения? Правда, что правительство постоянно усиливает полицейское давление. Но именно полицейские репрессии, а точнее их низкий эффект при одновременном их массовом неприятии, показывают их относительное бессилие. Например, вторжение CRS [французский ОМОН – прим. ред.] в университет Нантера (колыбель мая 1968) имело противоположный результат, приведя лишь к росту протеста, а вызвавший полицию ректор оказался вынужден в течение недели публично неловко оправдываться и выражать свое сожаление произошедшим. Демонстрации, насчитывающие десятки тысяч человек, подвергаются массированным газовым атакам полиции, но это не снижает их численности.

Проблема также и не в фашистских бандах, не позволяющих развиваться движению. Правда, что эта волна протестов испытала случаи агрессии со стороны фашистских групп, как в университете Монпелье, где они при поддержке ректора пытались выгнать студентов из оккупированного университета. В Нантере студенческая оккупация тоже подверглась гибридной агрессии: в один вечер в университет проникли – едва ли случайно – маргинальные элементы, осуществлявшие акты агрессии в отношении студентов и погромившие внутренние помещения. Но это все единичные акты, они не создают общей картины.

Нет, проблема не в силе правительства, не подавленности движения, не в полицейских репрессиях и не в фашистских бандах. Главная проблема – в тех, кто руководит движением.

Проблема – в бюрократии официальных профсоюзов, особенно CGT, которая целенаправленно разделяет борьбу и избегает слияния забастовочного движения разных секторов. В бюрократии, которая ограничивает «единство действий» изолированными «днями единых действий», которые она организует раз в месяц и которые обретают больше ритуальный и символический характер. На железной дороге бюрократия CGT объявила прерывистую забастовку, то есть фактически «полузабастовку» – чтобы избежать подлинной забастовки, которая могла бы парализовать отрасль и припереть правительство к стенке, и чтобы решение о продолжении и развитии забастовки принималось не самими рабочими на ассамблеях, а оставалось в руках бюрократии.

Профсоюзная бюрократия не хочет бороться против правительства буржуазии, которое объявило трудящимся войну. С самого начала движения железнодорожников 3 апреля профсоюзная бюрократия публично заняла рабскую позицию, выдвинув основным требованием не отмену реформы железных дорог, а переговоры с правительством. Она пытается напугать правительство последствиями реформы для самой буржуазии – подрывом «социального единства» и «покупательной способности». С этими «конструктивными аргументами» бюрократия фактически  призывает правительство Макрона проявить разум и принять решение в пользу «общего интереса», «социального прогресса», «общего блага».

На переговорах с профсоюзной бюрократией 8 мая правительство ясно заявило, что закон о реформе железной дороги будет проведен, но можно в нем изменить детали. Эти «детали» уже прорабатывают сидящие в парламенте Компартия, Меланшон, готовя «поправки». Можно не сомневаться, что все они, как всегда, намерены закончить конфликт принятием поправок, не меняющих сути закона, как с трудовой реформой Аль-Комри. Они готовят очередную капитуляцию.

Меланшон созывает собственные манифестации между днями действий, чтобы пытаться политически капитализировать протест. Целью этих демонстраций он видит в том, чтобы «направить Макрону и окружающим его экономическим кругам ясный сигнал решимости и нежелания ничего уступать». То есть, чтобы правительство и Макрон проявили разумность при своих действиях. Капитализировать протест Меланшону плохо удается, его движение переживает кризис; и поддержка Меланшоном полицейских агрессий против движения («Я уверен, что полиция будет делать то, что надо», «мы хорошо сотрудничаем» [с ней], «мы доверяем ей») едва ли поможет ему в его задаче.

Необходимость всеобщей забастовки очевидна для всего движения. Но проблема в том, что движением руководят предатели, от которых нельзя ждать ничего, кроме предательства. Они делают все, чтобы всеобщей забастовки не было, и лишь изматывают и деморализуют движение своей утопической реформистской стратегией «социального прогресса» на основе переговоров с буржуазным правительством, целенаправленно громящим социальные достижения. Пока реформисты и соглашатели руководят движением, оно всегда будет приходить к общему поражению, несмотря на возможные отдельные тактические успехи вопреки бюрократии.

Руководство движением бюрократией официальных профсоюзов – большая проблема. Но причина этого вовсе не в великой силе этой бюрократии. Напротив, она не имеет никакого авторитета и доверия в массах и является общим объектом оскорблений и плевков. Раньше аппараты профсоюзной бюрократии и сталинизма контролировали массы и так сумели, например, сдуть в мае 1968 огромное движение масс. Но сегодня у них нет этой силы: люди уходят их этих профсоюзов и не вступают в них (численность CGT сократилась с нескольких миллионов до 700 тыс.), Компартия после падения Берлинской стены не имеет больше влияния в трудящихся массах. Им еще удается использовать идею, что «бюрократический профсоюз – это плохо, но лучше чем ничего», но даже этот аргумент в реальной обстановке звучит все менее убедительно.

Итак, руководящие движением предатели – вовсе не Гераклы. Но они будут продолжать руководить движением, приводя его раз за разом к поражению, пока в нем не будет альтернативного руководства, альтернативной организации класса. И строительство этой альтернативы имеет витальный характер.

Во Франции на профсоюзном уровне есть организация, которая могла бы привести к созданию такой альтернативы. Это участник Международной сети (Red) профсоюз Solidaires, в котором концентрируются наиболее боевые активисты, в том числе на железной дороге и в образовании – главных протестных точках в данный момент. Эту альтернативу построить возможно. Но одним из обязательных условий для продвижения по этому пути является беспощадное, открытое и ясное для трудящихся разоблачение предательских руководств, прежде всего бюрократии CGT, и выдвижение социалистической перспективы. Без этого бюрократия CGT будет продолжать руководить движением.

И здесь, по нашему мнению, есть проблема. Она заключается в том, что сегодняшнее руководство Solidaires под лозунгом «профсоюзного единства» подписывается под демобилизующими призывами бюрократии CGT, ставящими главной целью переговоры с правительством и пропагандирующими иллюзии «социального единства» (когда буржуазия объявила трудящимся войну), «социального прогресса» без низвержения капиталистической системы (когда буржуазия по всему миру демонстрирует только способность углублять упадок), «общего интереса», «общего блага» (когда правительство четко защищает интересы буржуазии против интересов трудящегося класса и за счет социальных благ). С этим же лозунгом «не разрывать профсоюзного единства» руководство Solidaires избегает публичной и ясной критики бюрократии CGT. Все это является препятствием для развития Solidaires как альтернативы, которая так нужна. Эта политика должна быть изменена. У Solidaires есть только два пути: либо жесткая борьба с всегда присутствующими тенденциями адаптации к бюрократии CGT и финансированию буржуазного государства – и так продолжать его строительство как боевого независимого профсоюза против бюрократии и за социализм, либо Solidaires не сможет развиваться в направлении классистской, независимой альтернативы за социализм.

Сегодняшняя борьба во Франции в очередной раз приводит к банкротству идеологии самоуправляющегося анархизма и горизонтализма.

Студенческие оккупации, в центре которых находятся анархистские силы, имеют тенденцию вырождаться и люмпенизироваться. А также становятся жертвой своего пацифизма, подвергаясь агрессиям врагов движения.

Идеология горизонтализма ясно препятствует централизации движения. С одной стороны, она не может обеспечить внутренней демократии, которая возможно только при организации, имеющей границы, реальные дискуссии, реальное голосование. С другой стороны, и в связи с предыдущим, она неспособна противостоять манипуляциям бюрократических аппаратов. Имеется много здоровых самих по себе инициатив централизации движения, исходящих из кругов, пропитанных идеями горизонтальной организации, но, несмотря на верные намерения, эти инициативы оказываются децентрализованными, многочисленными, распыленными, в то время как движение продолжает оставаться под контролем централизованной бюрократии CGT.

Идеология «беспартийности» также ясно демонстрирует в борьбе во Франции свое бессилие в условиях, когда за контроль над движением борются самые разные аппараты, неизменно централизованные и потому «эффективные». Дать им бой и победить их внутри движения может только хорошо организованная и демократически централизованная революционная партия, а «беспартийность» фактически означает развязывание рук этим аппаратам.

Сегодня в движении во Франции имеется три фронта борьбы.

Во-первых, борьба за ассамблеи как инструмент против бюрократии – чтобы трудящиеся сами демократично принимали решения по вопросам развития движения.

Во-вторых, борьба за централизацию движения – чтобы побеждать распыленность, столь типичную для французской политической культуры как наследие «родины» буржуазной революции и колыбели «демократии граждан». Борьба за развитие боевых независимых профсоюзов, за преодоление проблем Solidaires тесно связана с задачей централизации движения.

В-третьих, борьба революционеров за построение революционной партии, без которой нельзя победить предательские реформистские аппараты.

Против предателей профсоюзной бюрократии и реформистских партий, склоняющихся перед буржуазным правительством Макрона, умоляющих его обеспечить защиту «общего интереса» и парализующих движение!

За всеобщую забастовку, чтобы отбить антирабочие реформы правительства Макрона!

Долой правительство буржуазии! Долой парламент, который ясно показывает свою антирабочую и антинародную роль секунданта хозяев!

За правительство трудящихся! За социалистическую революцию!

ПОДЕЛИТЬСЯ