Материал МЛТ-ЧИ

После взятия власти, в рамках Гражданской войны, советское правительство осознавало наличие двух больших фронтов борьбы против контрреволюции. Первый фронт – «внешний», военный, против Белой Армии и империалистических войск. В этот конфликт оказались вовлечены 21 страна, царские офицеры, международные военные советники, белогвардейцы, казаки и кулаки. Другой фронт – «внутренний», внутри самой советской России, где шпионы, провокаторы, иностранные агенты и саботажники пытались подорвать рождающееся рабочее государство.

Этому внутреннему фронту не хватало рабочего класса, потому что более 380.000 рабочих оставили производство, чтобы отправиться на Гражданскую войну. Путиловский завод в Петрограде потерял четыре пятых своей численности.

Поэтому были созданы институты, применявшие для самозащиты принуждение, репрессии, насилие и террор. Троцкий был главным организатором Красной Армии; Феликс Дзержинский, прозванный Железным Феликсом, был уполномочен создать ЧК, имевшую своей задачей истребление агентов контрреволюции и буржуазии как класса внутри государства.

По словам Троцкого, «революция требует от революционного класса, чтобы он добился своей цели всеми средствами, какие имеются в его распоряжении: если нужно – вооруженным восстанием, если требуется – терроризмом. Революционный класс, который с оружием в руках завоевал власть, обязан и будет с оружием в руках подавлять все попытки вырвать ее у него из рук» [1].

Брест-Литовский водораздел

Левые эсеры и Мартов вместе с меньшевиками интернационалистами поддержали взятие власти советами, и большевики позвали их в правительство. Мартов отказался, а левые эсеры согласились. Они получили должности в Совете Комиссаров, в армии и вплоть до ЧК.

Но они были против подписания Брест-Литовского договора. Они заявляли, что это было соглашение большевиков с немцами, и что это было политикой против мировой революции. Когда договор был подписан 3 марта 1918 года эсеры вышли из правительства и перешли к вооруженной борьбе против диктатуры пролетариата.

Противостоять переворотам

Страны Антанты не приняли этого мирного соглашения и выхода России из войны. Поэтому они начали плести заговоры против правительства с целью его свержения. Германская Секретная Служба и особенно Военная Французская Миссия действовали вместе с традиционными организациями правых, но также с их левыми союзниками, как правые эсеры и меньшевики. В центре всех заговоров находился немецкий посол Вильгельм фон Мирбах [2]. Они собирали оружие и организовывали юнкеров, казаков, бывших офицеров царской армии и буржуазную молодежь.

Первой попыткой свергнуть правительство уже в октябре 1917 был мятеж Керенского-Краснова, поддержанный «восстанием юнкеров» в Петрограде. Он был разбит Красной Гвардией Петрограда, Москвы и Харькова под командованием Антонова-Овсеенко, при поддержке кронштадтских матросов и латышской дивизии Яна Берзина. Керенский убежал. Краснов был арестован и отпущен после клятвы «никогда не поднимать оружие против народа». Так он избежал наказания и снова начал плести заговоры.

При подавлении этого мятежа Троцкий заявил: «Мы берем кадетов пленными и заложниками. Если наши люди падут от рук врага, то пусть они знают, что за каждого рабочего и солдата мы потребуем пять кадетов… Мы будем беспощадны, когда речь идет о защите завоеваний революции» [23].

«На таком уровне более честные люди, чем кадеты, во время Французской революции были гильотинированы якобинцами за противодействие народу» [24].

Начинается Гражданская война

В том же месяце октябре генерал Алексей Каледин создает Белую Армию и начинает Гражданскую войну на юге России. Другие армии и генералы атакуют на других фронтах при поддержке империалистических держав, буржуазной партии кадетов и левых: правых эсеров и меньшевиков. Советское правительство запретило кадетскую партию. Но оно пыталось поначалу вести переговоры с эсерами и меньшевиками.

Белый террор

На территориях, занятых Белой Армией, царил террор. Первая бойня была устроена рабочим через три дня после взятия власти, когда сопротивлявшиеся революции юнкера взяли московский Кремль.

В Финляндии Белая Армия расстреляла около 20.000 рабочих, в том числе женщин и детей, и около 70.000 отправила в лагеря. В этих лагерях в результате бесчеловечного отношения умерли почти 37.000 человек, из которых 16% имели возраст от 14 до 20 лет. Около 20.000 детей остались сиротами [3].

На юге России Корнилов заявлял о готовности выжечь половину страны ради восстановления капитализма. Когда Красная Армия взяла Екатеринодар, столицу региона, где он командовал, его гроб выкопан из земли, а труп протащили до главной площади и сожгли на помойке.

Армия Деникина прославилась своими массовыми казнями и грабежом. В одном только маленьком городе Фастове в Киевской области он убил 1.500 евреев, в большинстве своем стариков и детей [4]. Уинстон Черчилль лично предупреждал его, что его антисемитизм накладывал ограничения на английскую поддержку его войск. А Деникин, в свою очередь, называл Вудро Вильсона и Ллойда Джорджа «евреями» за недостаточную помощь.

Адмирал Колчак в Восточной Сибири приказал расстреливать всех пойманных большевиков и помогавших им, даже если это женщины или дети. После проведенного им переворота в регионе он приказал расстрелять также эсеров и меньшевиков. Оставшиеся в живых были заключены в тюрьму или высланы.

Чехословацкий легион перерезал горло сотням коммунистов на своем пути в Сибири, на Волге и на Урале. В Казани при помощи своих информаторов чехи охотились на красных солдат и убивали.

В том числе «буржуазно-демократическое» правительство эсеров и меньшевиков в Поволжье истребляло большевиков, а города находились на осадном положении. В Симбирске они руководили подлинной эпидемией расправ.

Меньшевики во многих местах вставали на сторону буржуазии и империализма против советской власти. В 1918 году они учредили Демократическую Республику Грузии в соглашении с Германской Империей, а после ее падения – с Великобританией, которая их защищала в обмен на перевозку оружия для Белой Армии через подконтрольную им территорию. Под их властью большевиков убивали и происходили этнические зверства против национальных меньшинств, особенно против армян.

Ленин говорил: «На белый террор врагов рабоче-крестьянской власти рабочие и крестьяне ответят массовым красным террором против буржуазии и ее агентов» [5].

Анархисты против революции

Виктор Серж писал: «О незначительности влияния анархистов среди рабочих масс свидетельствует малое количество мест, занимаемых ими в Советах и на Съезде Советов, где, как правило, их число никогда не превышало полдюжины» [3]. Но в апреле-мае 1918 в Москве произошло настоящее полевое сражение под лозунгом необходимости «Третьей революции». Это были сотни вооруженных человек. К ним примешивались монархисты, как обычно случалось, когда «Союз защиты Родины и Свободы» внедрял своих членов в анархистские клубы, поскольку «либертарные принципы не позволяли ни закрывать дверь организаций для кого бы то ни было, ни установления подлинного контроля над чьими-либо действиями» [3].

Шеф ЧК Феликс Дзержинский попросил у Советов разрешения на ликвидацию анархистской Черной Гвардии. С этим разрешением 11-12 апреля ЧК вторглась в ее штаб-квартиры. Бои с вооруженными пулеметами анархистами длились десять часов, было несколько сотен убитых и раненых, 600 человек были арестованы [8].

Заговоры эсеров

Уже в декабре 1917 за организацию заговора против советского правительства вместе с другими членами был арестован руководитель эсеров Николай Авксентьев. Это был первый «социалист», арестованный советским режимом [6]. Он был председателем Центрального Исполнительного Комитета Крестьянских Советов и служил министром внутренних дел в правительстве Керенского.

На VII Съезде в мае 1918 правые эсеры проголосовали за поддержку иностранной интервенции против большевистского правительства. Они приняли политику «Союза Возрождения», фронта для «организации демократического сопротивления большевистской диктатуре», и освобождения страны от «германо-большевистского» ига. Этот фронт составляли народные социалисты, правые эсеры и буржуазные политики. Они отказывались от всякой политики классовой независимости ради политики национального спасения против советского правительства и призывали к восстанию за новый созыв Учредительного Собрания.

Когда чехословацкие легионы нанесли большевикам поражение в Сибири, на Урале и на Волге, эсеры сделали эти территории своими базами. В июне они провозгласили Учредительное Собрание в Самаре и при поддержке меньшевиков сформировали Временное Правительство Автономной Сибири.

V Всероссийский Съезд Советов принял 4 июля 1918 года предложение запретить все партии, организующие заговоры против правительства [7]. Зиновьев и Троцкий представили предложение: «Спасение Республики – высший закон. Кто против нее, будет уничтожен»… «все агитаторы, продолжающие после опубликования этой инструкции призывать к неподчинению советскому правительству, должны быть арестованы, доставлены в Москву на суд Чрезвычайных Трибуналов. Все агенты иностранного империализма, призывающие к наступательным действиям [против Германии] и оказывающие вооруженное сопротивление советским властям, должны быть расстреляны… Любой вооруженный заговор, теракт, переворот, подавление будет неумолимо подавлен» [3; фраза дана в переводе с иностранного источника – прим. ред.].

Во время этого Съезда левые эсеры организовали восстание, опираясь на вооруженные отряды под командованием их членов и членов ЧК. Они убили немецкого посла Мирбаха, захватили здание Народного Комиссарата почты и телеграфа. Они начали обстреливать Кремль и рассылать бюллетени и телеграммы, заявляя, что взяли власть. Дзержинский с другими чекистами отправился без всякого оружия в штаб-квартиру восставших, и «со свойственным ему рыцарством, несмотря на предостережение друзей, взял на себя миссию» [9]. Несмотря на рыцарство, Дзержинский был задержан восставшими эсерами.

V съезд проголосовал за немедленную ликвидацию восстания. Столица находилась практически без войск, которые были отправлены на фронт. Эсеры были разбиты усилиями Красной Гвардии под командованием Антонова-Овсеенко, полка латышских стрелков под командованием Вацетиса и интернационалистского отряда австро-венгерских военнопленных под командованием Белы Куна. 7 июля мятеж был подавлен, 330 человек были взяты в плен [9]. Некоторые были расстреляны за измену, в том числе Александрович, который был важным кадром эсеров, находился на передовой борьбы в Петрограде в 1917, но как командир ЧК использовал свою должность для убийства Мирбаха и увел 500.000 рублей для Центрального Комитета левых эсеров с целью организации мятежа.

Троцкий настаивал на прощении восставших, которых называл «сбитыми с толку»; расстреляны были только те, кто занимал командующие посты. «К арестованным заговорщикам ЧК проявляло милосердие, казни были абсолютно исключительными случаями» [3]. Левые эсеры были запрещены, депутаты – арестованы.

Правые эсеры сохранили террористическую организацию («боевые группы») под руководством Абрама Гольца [10], связанную с кадетами и меньшевиками в Союзе Возрождения и с Борисом Савинковым [11] из «Союза защиты Родины и Свободы», финансируемых Францией и Чехословакией.

Смелость Савинкова привела его к внедрению своих людей в советские учреждения, особенно в снабжение продовольствием и армию. Один из его агентов сумел даже стать шофером Ленина. Савинков готовил похищение и убийство Ленина и Троцкого, но ЧК, «составленный еще небольшим числом в 150 неопытных человек» [3], сумел раскрыть заговор.

После репрессий от рук империалистических войск Колчака Народная Армия эсеров в 1919 году влилась в Красную Армию. Исполком Советов вернул эсерам легальность, за исключением тех, кто продолжал прямо или косвенно поддерживать контрреволюцию.

В августе 1920 года эсеры снова оказались на передней линии крестьянского восстания в Тамбовской области. Восстание было подавлено Красной Армией в 1921 году под руководством Михаила Тухачевского и Политического Комиссара Антонова-Овсеенко.

Убийства и покушения

Советские Комиссары в разных местах подвергались нападениям. Раковскому угрожали бомбой во время мирных переговоров с правой украинской Радой; 20 июня 1918 года был убит Комиссар печати, пропаганды и агитации Моисей Володарский; 17 августа  убили Моисея Урицкого, руководителя петроградской ЧК и руководителя большевистской партии [12]; 30 августа Фанни Каплан совершила покушение на Ленина.

Эти преступления нанесли удар по партии и ясно показали, что необходимо лучше защищаться. После этих событий начинается «Красный террор». «Каждая капля ленинской крови должна стоить буржуазии и белым сотни жизней… Интересы революции требуют физического уничтожения класса буржуазии. Они не знают пощады, так не будет ее и у нас» [13]. «Чувствовалось, что пробил последний час: революции только оставалось убивать или умереть» [3].

Передовая статья Петроградской Красной Газеты от 31 августа, объясняла значение Красного террора: «Кровь за кровь! Но мы не устроим побоища, нет!.. Есть опасность, что падут чуждые буржуазии люди, а подлинные враги народа от нас уйдут. Будет организовано, как мы будем искать буржуев и их пособников…» [25]. Сотни эсеров и других политических противников были казнены без суда. Были расстреляны Каплан и Каннегисер.

2 сентября ЧК нанесла удар по иностранному заговору, арестовав шпиона, служащего британской миссии Брюса Локхарта и убив британского атташе в Петрограде, погибшего во время атаки на посольство. Локхарт был раскрыт Яном Берзиным, латышским командиром, который проводил с ним регулярные встречи, убеждая его в своем желании свергнуть советское правительство, и получил для выполнения задачи 1.200.000 рублей, которые сразу оказались в руках Дзержинского [14].

«Щит и меч революции»

28 октября 1918 г. ВЦИК утвердил «Положение о ВЧК и местных чрезвычайных комиссиях». Ее члены назначались Советами, а ее председатель отвечал перед Комиссариатом внутренних дел. Ее задачами были: «Пресекать в корне все контрреволюционные и саботажные дела и попытки к ним по всей России; предавать суду Революционного трибунала контрреволюционеров и саботажников, выработать меры борьбы с ними и беспощадно проводить их в жизнь…» [15]. «Меры – конфискация, выдворение, лишение карточек, опубликование списков врагов народа и т. д.» [16].

В первые месяцы в нее входили только сорок служащих, команда солдат, Свеаборгский полк и группа красногвардейцев. Ее членами были поляки Феликс Дзержинский и Иосиф Уншлихт, латвиец Мартин Лацис, британо-латыш Яков Петерс и украинец Моисей Урицкий. Они составляли коллегию под руководством Григория Петровского [17] до ноября 1918 года, когда последний бал направлен на линию фронта в Украине. Командование принял Дзержинский и сделал Петерса своей правой рукой.

Вначале ЧК почти не расстреливала, а пыталась прежде всего вести с контрреволюцией переговоры, используя больше страх, чем акты насилия. До ноября ее ориентацией было освобождение всех, вплоть до членов партии кадетов, если они не вели значимой политической деятельности.

После террористических атак репрессии усилились. Целью ЧК было не определение меры вины каждого, но подавление заговора социального класса. По словам Дзержинского, «Не думайте, что я ищу формы революционной юстиции. Сейчас нам юстиция не нужна» [18]. Или, как выразился Лацис [19], «Чрезвычайная Комиссия – это не комиссия по расследованию и не суд… Она не судит врага, а бьет его» [20].

ЧК обладала правом задерживать, осуществлять обыски, дознания и другие превентивные меры против контрреволюционеров саботажников, проводить предварительные расследования и передавать дела Революционным судам. По предложению Ленина было принято подчинение ЧК Совету Народных Комиссаров. ЧК работала в Москве в бывшем здании страховой компании на Лубянской площади.

Дела были коллективными, расследовались в абсолютной секретности, смертные приговоры выносились только по единогласному решению Особой Комиссии. Многие казни также осуществлялись в режиме секретности, быстро и без афиширования.

Также велась деятельность за вражеской линией, в рамках революционного сопротивления. Например, против войск Колчака в Сибири или в борьбе с силами генерала Врангеля в Крыму велась работа по выявлению и уничтожению контрреволюционных врагов. Во время кампании в Польше в 1920 году Дзержинский лично оправился в Варшаву с делегацией ЧК для выявления и подавления белых заговоров и мятежей, улучшая условия для Красной Армии.

Многие революционеры ставили под вопрос существование ЧК, в том числе Каменев внутри большевистской партии и Максим Горький и Виктор Серж вне ее. Однако Ленин и Троцкий отвергали их обеспокоенность. Бухарин выражал много сомнений, но поменял точку зрения после того как анархисты бросили бомбу на одно из собраний в Москве во время его выступления, 12 человек были убиты, 55 ранены, в том числе сам Бухарин.

Дзержинский пояснял: «ЧК – это защита революции, как и Красная Армия. В условиях Гражданской войны Красная Армия не может останавливаться перед вопросом возможного нанесения вреда отдельным людям; прежде всего она должна учитывать только одно: победу революции над буржуазией. Также и ЧК должна защищать революцию и побеждать врага, даже если меч ее при этом случайно упадет на головы невинных» [21].

Большевики ориентировались на мировую революцию и ожидали незамедлительной пролетарской революции в Западной Европе и потому видели ЧК временным вопросом.

Контроль над насилием всегда был в центре забот, и его эволюция происходила в соответствии с переживаемыми атаками. Так в первом полугодии 1918 года было произведено только двенадцать казней; во втором полугодии это уже было шесть тысяч. Считается, что за три года (с 1918 по 1920) были казнены 12.000 человек; конечно, эти цифры отражают централизованную деятельность. В Красной Армии было около 3 миллионов дезертиров, 1,3 миллиона были пойманы, в основном ЧК.

Ленин защищал работу Дзержинского и Петерса, публично заявляя: «Что удивляет меня в воплях об ошибках ЧК, – это неумение поставить вопрос в большом масштабе. У нас выхватывают отдельные ошибки ЧК, плачут и носятся с ними. Когда я гляжу на деятельность ЧК и сопоставляю ее с нападками, я говорю: это обывательские толки, ничего не стоящие» [22].

В ноябре 1921 года VI Всероссийским Съездом Советов была принята амнистия, означающая освобождение всех арестованных ЧК, более не вовлеченных в заговоры, и заложников, в которых не было необходимости в качестве гарантии заложников, удерживаемых врагами. Также была принята резолюция «О советской легальности», ограничившая работу ЧК.

8 февраля 1922 года Исполком Совета опубликовал декрет, упразднивший ЧК и ее местные комиссии и передавший ее функции Народному Комиссариату внутренних дел с созданием Главного Политического Управления. С этим решением решающие функции ЧК окончательно перешли судам; она больше не могла казнить считавшихся контрреволюционерами. С другой стороны, ГПУ имела более произвольные полномочия в отношении политических преступлений.

Примечания

[1] Троцкий, Л. Терроризм и коммунизм

[2] Был убит Яковом Блюмкиным, агентом ЧК, по приказу ЦЕнтральнго Комитета левых эсеров.

[3] Серж, Виктор. Первый год русской революции.

[4] History of Jewish communities in Ukraine [Historia de las comunidades judías en Ucrania], http://jewua.org/fastov/

[5] Пятый созыв ВЦИКа, 2 сентября 1918 года ВЦИКа

[6] CARR, E. H. Historia de la Rusia Soviética, La Revolución Bolchevique. Oporto: Ed, Afrontamento, vol. 1, p. 136.

[7] Меньшевики были исключены за союз с контрреволюционерами и «организацию вооруженных нападений на рабочих и крестьян».

[8] Известия от 30 октября 1918.

[9] Троцкий, Л. Как вооружалась революция, т.1 «1918 год».

[10] Над Гольцем и еще 33 руководителями эсеров в 1922 году состоялся «Процесс правых эсеров». Адвокатом от защиты был Теодор Либкнехт, брат Карла, при помощи Карла Каутского. Подсудимые были приговорены к смертной казни, но решение было отменено. Гольц был снова арестован в 1937 году и в этот раз был убит ГПУ.

[11] Борис Савинков, провокатор с бурной биографией, убил в1906 году министра внутренних дел и участвовал в убийстве Великого Князя Сергея Александровича. Был арестован и приговорен к смерти. Сумел убежать из одесской тюрьмы. В 1908 году стал руководителем боевых организаций эсеров, когда стало известно, что прежний руководитель Азеф был агентом Охранки. Участвовал добровольцем во французской армии в Первой Мировой войне. Вернулся в Россию в апреле 1917 года, а в июле стал военным министром Керенского. Ушел с поста и был исключен из партии эсеров за свою поддержку Корнилова. Спустя годы был арестован в 1924 году в рамках операции «Трест», сознался в организации покушении Фанни Каплан на Ленина и в получении денег от президента Чехословакии Томаша Гарига Масарика. Был приговорен к смертной казни, но приговор был заменен на десять лет тюрьмы. Согласно официальной версии, покончил жизнь самоубийством. По другим версиям, был убит ГПУ.

[12] Леонидом Каннегисером, связанным с Савинковым.

[13] Петроградская Красная Газета, большевистская газета, 31 августа 1918 (цитировано в переводе по [3]).

[14] В 1918 году Локхар избегнул суда, будучи обмененным на российского агента Максима Литвинова. Написал Memories of a British Agent [Воспоминания британского агента].

[15] Протокол организационного заседания ВЧК, 7 декабря 1917 г.

[16] Протокол № 21 заседания СНК об организации, структуре и составе ВЧК, 7 декабря 1917 г.

[17] Бывший депутат IV Государственной Думы в 1912 г., член ЦК в 1913, главный редактор «Правды».

[18] Новая жизнь, 14 июля 1918. [Фраза дана в переводе с иностранного источника].

[19] Большевик с 1905 года, был арестован в 1937 г., обвинен в контрреволюции и расстрелян в 1938.

[20] «Два года борьбы на внутреннем фронте», 1920. [Фраза дана в переводе с иностранного источника].

[21] Радек, Карл. Портреты и памфлеты.

[22] Ленин В.И. Речь на митинге-концерте сотрудников Всероссийской чрезвычайной комиссии 7 ноября 1918 г.

[23] Известия, 30 октября 1917 г. [Фраза дана в переводе с иностранного источника – прим. ред.]

[24] Известия, 6/19 декабря 1917 г. [Фраза дана в переводе с иностранного источника – прим. ред.]

[25] Фраза дана в переводе с иностранного источника.

ПОДЕЛИТЬСЯ