В июле в целом ряде российских регионов минздравы и администрации роддомов на несколько дней объявили запрет на проведение абортов (Коммерсант, 3/08). Все это делается в рамках акции «Подари мне жизнь».

Уже сама эта мера означает, что если в означенные дни женщина обратилась за помощью, то должна «подождать», хотя, как известно, при абортах каждая неделя имеет значение в плане рисков для здоровья. А если женщина обратилась на 12 неделе – последней, когда в России делается аборт, – то фактически «временный запрет» становится для нее абсолютным запретом, заставляя ее рожать в принудительном порядке.

Издание приводит «аргументы» государственных и медицинских чиновников в защиту этой меры – один потрясающей другого.

Так главный акушер-гинеколог Приморья заявила, что акция направлена «на защиту нерожденных детей». Вообще по большому счету ребенок – он только потому ребенок, что родился. В этом отношении «нерожденный ребенок» – такой же нонсенс, как «неумерший покойник». Как бы то ни было, подобные аргументы, ставящие эмбрион над женщиной, под благовидным предлогом защиты «детей», которых нет, служат исключительно лишению прав женщин, которые есть, превращению женщины в придаток эмбриона. Оправданием медицинской чиновницы могло бы быть то, что ее фамилия – Шутка. Но слишком уж скверная.

Главврач роддома №3 Владивостока Сагайдачная заявила: «Вводя временный запрет на выполнение абортов мы подчеркиваем необходимость бережного отношения к своему здоровью, напоминаем о той ответственности, которую должны нести мужчина и женщина за свои решения и поступки. Это дни не ограничения, а переосмысления, в этом их главная ценность».

Это просто феноменально! Отказать в медицинской помощи, чтобы «подчеркнуть необходимость бережного отношения к здоровью»! Видимо, если человек играл в футбол, сломал ногу и не может ходить – то тоже не надо помогать: пусть полежит на травке со сломанной ногой и переосмыслит свою ответственность! И почему бы не ввести «временный запрет», например, на лечение зубов: а что – пусть человек помучается недельку с зубной болью, подумает над своим поведением, поймет, что надо было зубы чистить! В случае аборта, когда сроки особенно важны, промедление под лозунгом «бережного отношения к здоровью» – открытое преступление против здоровья женщины.

В Якутии в республиканском минздраве заявили: «Акция «Подари мне жизнь» проходит обычно в рамках санпросвет работы, но в этом году руководство ведомства намерено опробовать форму запрета в новом перинатальном центре в Якутске. Это решение вызвано тем, что акции не приносят желаемого результата, особого снижения абортов в регионе не наблюдается».

Вот незадача: власти объясняют, объясняют, что надо «дарить жизнь», а не делать аборт, а женщины и особенно девушки-подростки все равно его делают (уж не под действием ли социальных причин, как ухудшение жизни при путинской власти и отсутствие элементарного просвещения в данном вопросе?). Ну, а раз так – то «опробуем новую форму в виде запрета»! Правильно: не понимают женщины по-хорошему, сделаем по-плохому! Решен вопрос!

Сайт минздрава Рязанской области сообщает: «Акция связана с праздником «Дня семьи, любви и верности» и проводится в течение недели с 9 по 15 июля. В течение этого времени аборты в больницах не проводятся». В общем, именем «семьи, любви и верности» заставить женщину принудительно рожать или с рисками для здоровья отложить помощь!

Глядя на такие вполне средневековые «аргументы», исходящие от путинских чиновников, можно долго задавать себе вопрос, кто эти люди – садисты, отморозки или просто рядовые мизантропы, удивляться уровнем обскурантизма и того, как можно так ненавидеть женщину, чтобы насильно заставлять ее рожать в принудительном порядке, как на скотоферме. Но все это мракобесие – выражение путинской политики и господствующей ультрареакционной идеологии, оно идет с самого верха.

Акция «Подари мне жизнь» исходит от «Фонда социально-культурных инициатив», президентом которого является жена Медведева. На сайте фонда сообщается, что «деятельность организации направлена на реализацию проектов по улучшению демографического и социального климата в российских семьях». Можно представить, как улучшится «социальный климат в семье», если насильно заставлять женщин рожать в условиях «денег нет, но вы держитесь», как сказал сам путинский премьер. Кампанию официально поддерживает правительство в лице федерального Министерства здравоохранения.

В том, что женщинам приходится прибегать к аборту, ничего радостного, конечно, нет. Но сегодня, при капитализме в кризисе, это в основном следствие того, что рождение ребенка становится огромной проблемой для семей и в первую очередь для женщины. Когда нет адекватного жилья, когда заработки низкие и снижающиеся, когда яслей нет, детский сад – с 3 лет, а до этого – выкручивайся, как хочешь, причем если не записал ребенка в детский сад еще до его рождения, то и после 3 лет можешь пролететь. Когда основная тяжесть общественной задачи взращивания детей возлагается капиталистами и их властью на плечи семей трудящихся.

Вся официальная пропаганда отношения к женщине как к контейнеру для вынашивания ребенка и идеология «семейных ценностей» отражает лишь необходимость капиталистов в воспроизводстве наемных рабов и желание скинуть эту работу на плечи самой рабочей силы, для чего «семейная ячейка» – прекрасная форма. В идеологию «семейных ценностей» входит как часть идеология мачизма (мужского шовинизма – идеологии подчиненного положения женщины к мужчине), низводящая женщин до роли «хранительницы очага» («küche, kirche, kinder» – «кухня, церковь, дети», как гласила официальная пропаганда в фашистской Германии) и сбрасывая на плечи женщин его основную тяжесть, наделяя трудящихся мужчин относительными привилегиями в рамках семьи, тем самым превращая их в агентов угнетения трудящихся женщин. В итоге все это служит разделению пролетарского класса и усилению его эксплуатации и угнетения в интересах класса буржуев.

Задача заключается в том, чтобы выращивание детей было не головной болью отдельной семьи и тяжестью для женщины, а коллективной задачей общества. Чтобы расхожее выражение «чужих детей не бывает» стало реальностью, а не было просто, как сегодня, красивой, но не соответствующей действительному положению вещей фразой, когда частная собственность на вещи неизбежно переносится и на детей. Это значит не «отбирать детей» у родителей, а необходимость выращивания детей, то есть новых поколений общества, на общественный счет. Самый элементарный уровень начинается с бесплатных и качественных яслей, детсадов, полной реальной бесплатности школьного образования, медицины, но речь о необходимости полностью снять «издержки» на ребенка с плеч родителей. Разумеется, все это, даже элементарный уровень, противоречит интересам кучки капиталистических паразитов. И эту кучку нужно искоренить, чтобы богатства общества, результаты труда людей возвращались к ним самим, а не оседали на счетах паразитов. В этом задача пролетарской революции и социализма. Тогда и у абортов во многом пропадет главная материальная основа, по крайней мере, в ее сегодняшнем виде.

В России сегодня путинская власть навязывает трудящимся все новые уровни эксплуатации и бедности: даже на официальном уровне признается, что с рождением ребенка семья часто рискует перейти в разряд нищих и что в стране укрепилось такое явление как детская бедность. Одновременно такая элементарная вещь как работа в школах по ликвидации безграмотности в сфере сексуальных отношений с целью избежать нежелательных беременностей (а также распространения болезней) почитается путинской властью чем-то «аморальным», «развращением молодежи», на него наложено «племенное табу», освященное «шаманом Всея Руси» (не снимая швейцарских Breguet за 30.000 евро). И при этом женщины, прибегающие к аборту, подвергаются морализаторству, а путинская власть совместно с РПЦ ведет «подкоп» под их право решать, рожать или не рожать. А сама процедура аборта часто предваряется лицемерными «Днями тишины», которые за благовидным предлогом «дать женщине возможность еще раз подумать» фактически являются днями психологического террора против женщины, возлагающими на нее вину за аборт.

Все это царящее лицемерное мракобесие со средневековым душком тем более гротескно, что именно российские женщины первыми в мире добились права на аборт – благодаря Октябрьской пролетарской революции под руководством большевиков, ставшей также революцией в правах трудящихся женщин.

В развитых так называемых «демократических» странах женщины получили такое право лишь полвека спустя после нашей революции. В большинстве стран женщины и сегодня этого права лишены. Этот запрет ежегодно стоит смерти тысячам и тысячам женщин, которые из-за отсутствия легального аборта в нормальных медицинских условиях вынуждены прибегать к услугам сомнительных подпольных шарашек с соответствующими рисками. Так лозунги из разряда «Подари мне жизнь», с которыми запрещают аборты, в реальности превращаются в «Подари мне смерть». Страдают от этого в основном именно трудящиеся и бедные женщины: именно для них нежелательная беременность может означать социальную катастрофу, и они не могут поехать сделать операцию в страну с разрешенным абортом, как это делают богатые женщины.

Недавно в Ирландии женщины добились права на аборт. В Аргентине в этом году женщины стали протагонистами крупных мобилизаций за право на аборт. Их борьба стала символом для трудящихся всего мира, причем не только женщин, но и мужчин, потому что это вопрос всего трудящегося класса. В Польше попытки реакционного правительства запретить аборты вызвали массовые демонстрации, заставившие мракобесов отступиться.

Сегодня в России опробованный реакционной путинской властью «временный запрет» на аборт – ясная атака на завоеванное Октябрьской революцией право женщин самим решать, рожать или не рожать. Она подкрепляется науськиванием со стороны РПЦ, призывающей вывести аборты из государственной медицинской страховки – особенно в условиях, когда Путин объявил о планах сделать платной часть медицинского обслуживания. Они не чувствуют в себе сил просто запретить право на аборт, но копают под него. Это заслуживает решительного отпора.

ПОДЕЛИТЬСЯ