В октябре в Бразилии прошли выборы, результатом которых стали новый президент, губернаторы и парламент. Эти выборы подаются как имеющие большое значение для будущего этой самой крупной латиноамериканской страны. Они содержат серьезные уроки для марксистов и трудящихся всего мира. На выборах победил самый правый из всего бразильского политического спектра кандидат – Жаир Болсонару, бывший капитан армии. Он победил, будучи аутсайдером от не имевшей до этого значения партии (PSL) с маленьким аппаратом и финансированием, почти без официального времени на телевидении и радио.

Известный своими ультрареакционными заявлениями, Болсонару выступал в защиту военной диктатуры, правившей в Бразилии с 1964 до начала 1980-х годов, и дошел даже до защиты осуществленных ею пыток и убийств оппозиционеров. Он заявил, что женщины должны получать меньшие заработки, чем мужчины, «потому что беременеют»; что его дети никогда не вступили бы в брак с неграми, потому что «были хорошо воспитаны»; сравнивал население индейского происхождения со скотом. Он высказывался, что мигранты, с северо-востока страны, едущие в поисках лучшей жизни в более индустриализованные районы юго-востока и юга, не любят трудиться. Он говорил, что предпочел бы видеть своего сына погибшим в автокатастрофе, чем гомосексуалистом. Он выступает за сокращение трудовых прав, за право на оружие для «солидных людей» – собственников и латифундистов, чтобы «защищаться» от социальных движений, как Движение безземельных крестьян и Движение бездомных трудящихся. Его вице-президент, отставной генерал Гаммильтон Моуран, заявил, что «в случае необходимости» их правительство может провести переворот, сократив демократические свободы. Он выступал также за ликвидацию тринадцатой зарплаты для трудящихся. После выборов Болсонару уже огласил свое намерение перенести посольство Бразилии в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Не случайно его продолжают называть «тропическим Трампом».

Болсонару стал президентом страны после 13 лет правительства Партии Трудящихся (ПТ), победившей на выборах в 2002 и 2006 (во главе с Лулой – ведущим рабочим лидером страны), 2010 и 2014 годах (во главе с Дилмой Руссеф, указанной Лулой). ПТ победила на выборах против партии PSDB – главной партии бразильской буржуазии, находившейся в правительстве в 1994 до 2002 года. В 2013 году произошел большой подъем народных выступлений против ухудшения условий жизни и скандальной всеобщей коррупции на всех уровнях правительства. На выборах 2014 года ПТ с трудом победила, но в 2016 году из-за новых крупных уличных демонстраций протеста против правительства Конгресс прекратил мандат правительства Дилмы, смещенной посредством парламентского маневра, а президентом был назначен ее вице-президент в течение шести лет из MDB – буржуазной партии, которая всегда обеспечивала парламентское большинство как правительствам PSDB, так и ПТ.

Последние годы были отмечены крупной антикоррупционной операцией со стороны судебной власти, которая после расследований осудила и заключила в тюрьму ряд крупных политических деятелей, особенно из находящихся у власти партий ПТ-MDB, среди которых наиболее выдающиеся фигуры – ранее неприкасаемый председатель парламента Эдуардо Кунья (MDB), сверхвлиятельные министры правительства Лулы Жозе Дирсеу и Антонио Палоси (ПТ), три бывших губернатора Рио-де-Жанейро (MDB). Сам действующий председатель MDB Темер находится под следствием и может отправиться в тюрьму после окончания президентства. Но и PSDB, несмотря на попытки буржуазии и самой судебной власти прикрыть ее, оказалась задета. Аесио Невес – главный оппозиционер против ПТ, председатель PSDB, бывший губернатор и соперник Дилмы на выборах 2014 – был разоблачен за ряд коррупционных схем (его сестра уже отправлена в тюрьму), что положило конец его претензиям стать кандидатом в президенты от своей партии в этом году. Также были отправлены в тюрьму два бывших губернатора от этой партии. Кандидат в президенты от PSDB Жералдо Алкмин также вовлечен в серию расследований коррупции. Вишенкой на торте стало заключение в тюрьму в начале этого года Лулы, экс-президента в течение 8 лет и лидера ПТ, который из-за этого не смог участвовать в выборах.

В этой ситуации кризиса результат выборов произвел эффект разорвавшейся бомбы. Две крупнейшие партии бразильской буржуазии, MDB и PSDB, упали по количеству депутатов со 2 и 3 мест на 6 и 9 место, потеряв около половины парламентских кресел. ПТ потеряла около 20% кресел, но, несмотря на падение, остается самой большой фракцией в Конгрессе. Не смогли переизбраться более половины депутатов. На президентских выборах главный кандидат буржуазии от партии PSDB едва набрал 5%, а от партии MDB – 1%, даже имея намного больше телевизионного времени и ресурсов, чем другие кандидаты. С другой стороны, до сих пор незначительные, если не полностью неизвестные, партии и личности по всей стране получили посты губернаторов, депутатские и сенаторские места. Главный пример – это сымпровизированная партия нового президента – PSL: на выборах 2014 года она получила одного депутата, а на этих выборах – 52, став второй крупнейшей партией Конгресса.

Это цунами, накрывшее бразильскую политику после 2013 года и получившее своей кульминацией избрание Жаира Болсонару, смело сцену традиционной политики, выразив большое возмущение народа против элитистской и коррумпированной «системы», осуждающей большинство на бедность и эксплуатацию.

Итоги для левых

Как и не могло быть иначе, этот кризис вызвал большой и важный спор среди бразильских и мировых левых. ПТ и ее сателлиты (как Компартия Бразилии) утверждают, что в Бразилии с 2013 года якобы развивается реакционная волна, где консервативный средний класс, недовольный «улучшением жизни бедных благодаря правительствам ПТ», вышел на улицы при большой поддержке СМИ и бизнес-групп, которые вызвали искусственный кризис в экономике. То есть, что народный подъем 2013 года имеет реакционный характер. Все это в сочетании с избирательным действием судебной власти с целью взвалить исключительно на ПТ ответственность за экономический кризис и коррупцию в Бразилии. Что этот процесс привел к «перевороту» с процессом импичмента Дилмы Руссеф, за которым последовало заключение Лулы, и что с тех пор все идет по пути к диктатуре. Основываясь на этой Теории переворота, ПТ сделала все ставки на кампанию освобождения Лулы, характеризуя его как политического узника и жертву судебно-политического преследования.

Подобное «объяснение» не выдерживает никакой критики. Так называемый «консервативный» средний класс в течение 12 лет верно голосовал за ПТ. Точно так же самые влиятельные сектора бразильской буржуазии были крайне удовлетворены правительствами ПТ, вплоть до начала экономического кризиса. Смешно представлять, будто буржуазия могла «искусственно вызвать» экономический кризис в собственной стране, чтобы сменить правительство, которое в целом обеспечивало ее господство и отличные прибыли. Как любил говорить сам Лула, «Никогда в истории этой страны банкиры не получали таких прибылей, как при моем правительстве». Разоблачениями и расследованиями были задеты почти все партии, поэтому нет оснований говорить о политическом преследовании. Наконец, эта теория не объясняет, почему ПТ потеряла именно свои исторические рабочие бастионы поддержки в наиболее промышленных районах.

Часть левых на протяжении правительств ПТ были находилась к ним в оппозиции. Они разоблачали, что, несмотря на видимость, эти правительства защищали интересы буржуазии, в лучшем случае перераспределяя крошки для успокоения низов. В новой ситуации эти левые разделились по двум противоположным лагерям.

PSOL – партия из разряда «антикапиталистических» партий, как греческая Сириза или испанская Подемос – отказалась от своей независимости в отношении ПТ. Она приняла Теорию переворота с небольшими поправками (что подъем 2013 года не был реакционным, но что затем он был подмят правыми). PSOL выставила собственного кандидата на выборы, которого защищал сам Лула, и вела вспомогательную кампанию к кампании ПТ. Этот кандидат на телевидении и в дебатах отстаивал освобождение Лулы с большим рвением, чем кандидат от самой ПТ. Именно в тот момент, когда трудящийся класс порвал со своим историческим предательским руководством ПТ, PSOL приклеилась к ПТ, к которой ранее находилась в оппозиции. Результатом стала политически проигрышная президентская кампания, без всякого собственного лица, оставив пространство недовольства против ПТ свободным для Болсонару. Голосование за кандидата в президенты от PSOL было очень низким, в том числе, вследствие, идеи «полезного голоса» за ПТ для избежания победы Болсонару. В то же время стратегия дала определенный результат с электоральной точки зрения: PSOL получила часть голосов электората, разочарованного в ПТ и 10 депутатов – вдвое больше, чем раньше.

PSTU, бразильская секция МЛТ-ЧИ, шла другим путем. Она утверждала, что нет никакой реакционной волны в стране, но есть глубокий процесс политической и социальной поляризации вследствие экономического кризиса и разрыв трудящихся с ПТ, продолжающийся с 2013 года. Поэтому стратегией PSTU была не подготовка к выборной кампании, но организация борьбы трудящихся, чтобы на улицах нанести поражение нападкам на трудовое законодательство и государственную систему пенсионного страхования, продвигаемым правительством Темера, и приватизациям. PSTU ясно поднимала лозунг «Подняться снизу против реформ Темера». Она практически в одиночестве отстаивала организацию всеобщей забастовки в 2017 году, ставшей большой победой, похоронившей пенсионную реформу. Можно было также остановить реформу трудового кодекса и даже свергнуть правительство Темера, если бы вторая всеобщая забастовка не была распущена руководством профсоюзов по указанию ПТ, обеспокоенной только подготовкой к выборам. Сама кампания «Долой Темера» была бойкотирована ПТ и прямо дисквалифицирована Лулой.

С тем же девизом «Подняться снизу» PSTU выставила кандидатуру в президенты – Веру Лусию, темнокожую рабочую женщину. В своей кампании она разоблачала как альтернативы правых, так и кандидатуру ПТ, показывая, что, несмотря на косметические различия, все находятся на службе господства капитала и что поэтому жизнь трудящихся год за годом ухудшается. Что все кандидаты системы отстаивают урезания, пенсионную реформу и ухудшение трудового законодательства. Что эти реформы и приватизации, проводимые Темером, уже были начаты правительством Дилмы и ПТ, став одной из причин разрыва трудящихся с ними. Что ПТ, правя вместе с буржуазией и для нее, догнала остальные буржуазные партии по умопомрачительной коррупции, погрузилась в то же самое болото. Кампания PSTU получила большую симпатию среди наиболее организованных и бедных секторов трудящегося класса и молодежи периферии крупных городов, демонстрируя, что для трудящихся существует альтернатива, независимая от ПТ, хотя и миноритарная. Несмотря на этот политический успех, электоральные результаты тоже были низкие из-за поляризации выборов между ПТ и Болсонару.

Феномен Болсонару

Если бы речь шла просто о Болсонару, то, несмотря на его высказывания в защиту пыток и диктатуры, это был бы просто еще один правый популист, вмешавшийся в электоральный спор. Но главным отличием явления Болсонару в Бразилии является то, что он снова привел в политику Вооруженные Силы, привлек их к своей кандидатуре и к будущему правительству. Это не только его вице-президент генерал Моуран. Генералы являются одними из сторонников его кандидатуры. Они будут присутствовать в ключевых министерствах, а также в судебной и законодательных властях. В случае организации какой-либо авторитарной авантюры, их нахождение в правительстве, управляющем госаппаратом, облегчит им работу.

Выводы из предательства ПТ

За Болсонару проголосовала огромная часть трудящихся страны, и только поэтому он выиграл выборы. Однако эти трудящиеся голосовали за него не потому, что согласны с полуфашистскими идеями отставного капитана. Они голосовали в наказание ПТ. ПТ вышла из трудящегося класса, но вступила в союз с буржуазией и крупными собственниками, чтобы выиграть выборы и править. Она повернулась к трудящимся спиной, занимаясь защитой интересов банков и крупных компаний. Она сравнялась с традиционными партиями буржуазии, в том числе погрузившись в болото коррупции. Результат ясен: за 13 лет правительств ПТ страна не улучшилась, жизнь трудящихся и бедного народа становится все более невыносимой, а ПТ погрязла в том же болоте коррупции, которая всегда отличала политику страны. Бразилия сегодня – страна, еще более зависимая, чем раньше, от иностранных инвестиций и технологий, с более примитивной экономикой, ориентированной на экспорт сырья, и ежедневно ограбляемая банкирами.

Именно против такого положения вещей, против этой системы, представленной ПТ, PSDB и MDB проголосовали трудящиеся. Именно благодаря вакууму, оставленному предательством ПТ, Жаир Болсонару, бывший до этого незначительной фигурой, смог получить голоса части трудящихся.

Готовить борьбу против Болсонару

Кризис и истощение режима в Бразилии – продукт экономического, социального и политического кризиса социал-либерального проекта управления капитализмом серией правительств ПТ и ее погружения в гигантскую коррупцию.

Ложные рассказы о перевороте и кампания «Свободу Луле», нацеленные на выборы, стали препятствием для продолжения борьбы и всеобщих забастовок против реформ и против Темера. Это сделало возможным, что существующие среди большинства народа антисистемные и антикоррупционные настроения оказались использованы правой альтернативой, как Болсонару. Рабочий класс и простонародные сектора порвали с ПТ. В условиях отсутствия революционной альтернативы для масс против ПТ на этом процессе смогли подняться правые. Однако трудящийся класс и массы вовсе не образовывали вечного союза с Болсонару и не стали фашистами.

Все трудящиеся – вне зависимости от того, за какого кандидата они проголосовали – держатся за свои права и хотят их сохранить. Бедное население периферии городов – независимо от того, кто за кого проголосовал – хочет положить конец тем жертвам, которым им навязывает система, в которой они живут – капитализм. Рабочий, трудящийся класс Бразилии не потерпел поражения. Главные сражения – впереди, и они не будут электоральными. Реакционное правительство Болсонару будет пытаться нанести поражение борьбе трудящихся, но оно также будет правительством в кризисе. Основная выдвигающаяся тенденция – это интенсификация классовой борьбы, и сценой ее будут не избирательные участки с урнами, а фабрики, жилые районы, места учебы и улицы. Буржуазия нуждается в осуществлении жестких нападок на уровень жизни трудящихся и нуждается для этого в усилении репрессий. Однако если бы она захотела установить военную диктатуру, ей пришлось бы нанести поражение борьбе класса.

Трудящиеся и бедные периферии городов могут противостоять и нанести поражение любым нападкам на свои права, если они объединены и организованы для борьбы. В ближайший период фундаментальное значение имеет единство для борьбы и строительство в этой борьбе революционного руководства, а не создание вместе с буржуазией широкого электорального фронта с капиталистической программой, нацеленного на выборы 2022 года, на что уже ориентируют ПТ и ее сателлиты.

ПОДЕЛИТЬСЯ