Материал МЛТ

Украинская революция, известная как Майдан, положила конец правительству Виктора Януковича – коррумпированного и авторитарного президента, который лавировал между Россией и ЕС, продавая свою страну тому, кто больше заплатит.

В конце 2013 года Янукович, под давлением ухудшения украинской экономики обсуждавший до этого момента соглашение о подчинении ЕС, совершил новый маневр от соглашения с ЕС в сторону обсуждения более глубокого подчинения России. В Киеве против разрыва переговоров с ЕС прошли студенческие демонстрации из нескольких тысяч участников. Янукович бросил на их подавление Беркут, а также принял новые законы против протестов, еще более жесткие, чем под режимом Путина, с ясной диктаторской тенденцией. Недаром его стали называть «миниатюрный Путин».

В ответ на репрессии изначально маленькие демонстрации стали огромными, собирая в Киеве в конце ноября до полумиллиона манифестантов. Демонстранты разбили лагерь на Майдане Незалежности, возвели баррикады и заняли общественные здания. Ситуация для Януковича стала невыносимой и он обратился к помощи извне. Имела место попытка заключения соглашения между Януковичем, либеральной оппозицией, украинской православной церковью, Евросоюзом, США и Путиным, нацеленная на сохранение Януковича у власти до проведения новых выборов в декабре 2014. Но это соглашение было отвергнуто Майданом, который требовал немедленного ухода Януковича, не собирался расходиться и освистал оглашавшего это соглашение Кличко.

После этого пространства для полумер уже не было. Януковичу оставалось или бежать из страны, или попытаться потопить революцию в крови. Путин требовал от Януковича жестких мер против революции, обещая полную поддержку, но Янукович до последнего момента колебался. Подавление было жестоким, с более чем сотней погибших и несколькими сотнями раненых, но недостаточным, за что Медведев публично назвал Януковича тряпкой. Не сумев силой нанести поражение революции, Янукович бежал в Россию. Осажденная манифестантами Верховная Рада оказалась вынужденной принять на себя власть и созвать немедленные президентские выборы, а также под давлением улиц распустить подразделения Беркута.

Глубинной основой революции был неразрешимый экономический кризис страны, продолжающийся с реставрации капитализма при общем сокращении ВВП на 60% и нарастанием зависимости страны как от России, так и от ЕС. Пока позволял мировой экономический рост, разные правительства лавировали между ЕС и Россией, продавая страну тому, кто больше заплатит. Мировой кризис и банкротство страны поставило ее перед перспективой еще большего скачка в процессе колонизации, демонстрируя ничтожность различных фракций украинской буржуазии, неспособных развивать страну и обеспечить ей независимость.

Украина – вторая в Европе страна по территории, почти вдвое превосходящей Германию, с населением, сравнимым с Испанией, с черноземными почвами, считающимися самыми плодородными в мире, крупными запасами полезных ископаемых, высоким уровнем образования и сильной промышленной базой, унаследованной от СССР, хотя и сильно разоренной реставрацией капитализма. Украина имела очень развитые машиностроение, в том числе производство электроники, автомобилей, самолетов, военно-космической продукции, а сегодня остается одним из мировых лидеров в сфере металлургии, а также в производстве пшеницы, кукурузы, подсолнечника, мяса и молочных продуктов.

Трагедия Украины заключается в том, что в мире, контролируемом и оспариваемом пол-дюжиной богатых империалистических стран и под историческим угнетением со стороны России, для индустриальной Украины места нет. Вся политика как ЕС, так и России, направлена на подчинение Украины. Основная тенденция ее развития – превращение в рынок для импортных продуктов, экспортера минерального сырья и сельскохозяйственной продукции и поставщика дешевой рабочей силы для других стран. Украинской буржуазии эта ситуация выгодна, она получает прибыли от колонизации собственной страны, и вся официальная украинская политика сводится к тому, в каких пропорциях сдавать страну России или ЕС.

Украинская революция была высшей точкой социальной поляризации и подъема в Старом Свете, начавшегося с португальским движением «Обделенного поколения» и испанским движением «Возмущенных» и продолжающегося сегодня с борьбой «Желтых жилетов» во Франции. Ее уличная борьба смела проимпериалистическое правительство с диктаторскими тенденциями, добилась роспуска отрядов по разгону демонстраций, нанесла поражение попытке политического соглашения, объединявшего все политические течения украинского и международного эстеблишмента. Она нанесла первое серьезное поражение Путину.

Будучи самой крупной революцией в Европе в последнее время, она остается одновременно самой недооцененной, непонятой и оклеветанной. Украинские левые дошли даже до того, чтобы назвать ее «ошибочной революцией». Украинская революция была обвинена в том, что она «проевросоюзовская», проплачена Соросом, была переворотом с целью свержения «законно избранного» правительства, антикоммунистическая, организованная фашистами, сотрудничавшими с Гитлером – и масса других обвинений.

Нет. Украинская революция не была «проевросоюзовской». Массовые демонстрации, свергнувшие Януковича, были реакцией на жестокий экономический кризис из-за колонизации страны, на масштабную коррупцию правительства, на жестокие репрессии против демонстрантов. Исследования, проведившиеся европейскими социологическими агентствами во время революции, показывали, что количество украинцев, считавших, что вступление в ЕС принесет пользу стране, не достигало и 30%.

Также не было это «переворотом против законного правительства». Любая революция по определению свергает имеющееся правительство, независимо от того, пришло ли оно к власти путем голосования или нет. Подобный аргумент направлен не против Украинской революции, но против революций вообще, поскольку революции всегда происходят «не по правилам». Это была законная народная революция, в которой падение коррумпированного и авторитарного президента-компрадора было обеспечено народными массами на улицах, а не кабинетными стратегами.

Жестокие репрессии привели демонстрантов к организации непартийных комитетов самообороны Майдана, объединявших молодежь с прошедшими армейскую службу. Они достигли численности в несколько тысяч человек и были частично вооружены. Помимо обороны Майдана, комитеты самообороны занимали и контролировали здания Администрации Президента, Верховной Рады, Правительства, Министерства внутренних дел и др. Неслучайно фундаментальным требованием попытки Соглашения между партиями либеральной оппозиции, Януковичем, ЕС и Россией для созыва новых выборов в декабре 2014 г. при сохранении Януковича у власти был роспуск комитетов самообороны и их разоружение.

На Майдане собрались все течения оппозиции правительству Януковича – разные либеральные проевросоюзовские тенденции, сектора, ранее поддерживавшие Януковича, Украинская православная церковь, украинские националисты и ультраправые сектора. Но подавляющее большинство людей на Майдане ни к каким партиям не относились. Правые националисты привлекли внимание СМИ бессмысленными провокационными действиями вне Майдана (на ул. Грушевского) против подразделений Беркута, что привело многих к переоценке этой силы. Но на последующих выборах они не набрали и 1% голосов – ясное свидетельство того, что массы на улицах не имели ничего фашистского, как лживо пропагандирует пресса Путина (и, к сожалению, повторяет значительная часть мировых левых). Комитеты самообороны были эмбрионом двоевластия, частично вооруженными и с растущим авторитетом.

Очевидно, что на тот момент наибольшее поражение получил Путин, теряя возможности для принятия решения о будущем Украины и наблюдая, как вблизи российских границ развивается революция. Путин переживал в тот момент очень щепетильный период в связи с крупными демонстрациями против него, прошедшими в Москве годом раньше, и Украинская революция, конечно, обращала на себя внимание россиян. Понимая угрозу, Путин принял решение о силовую атаке против Украинской революции – прежде чем она охватит восток этой страны. Еще до новых украинских выборов Путин оккупировал Крым – базу его военно-морского флота – и отправил своих военных и наемников на захват востока Украины.

Путин аннексировал Крым и создал на востоке Украины, на территориях Донецкой и Луганской областей, два неподконтрольных Киеву региона с принадлежащими Путину администрациями. Он попытался сделать то же самое с Одессой и Харьковом, но без успеха. С аннексией Крыма и гигантской кампанией шовинистической пропаганды (при молчании и капитуляции российских левых) Путин опрокинул внутреннюю оппозицию и смог повернуть общественное мнение россиян против своих украинских братьев, представляемых с этого момента фашистами. Война на востоке Украины продолжается, насчитывая более 10 тысяч погибших и 1 млн 600 тыс. беженцев, бежавших из захваченных территорий Донецкой и Луганской областей в другие регионы страны. Из них миллион зависят от правительственной помощи для своего выживания.

Полное отсутствие политической альтернативы в лагере трудящихся привело к тому, что либеральная проевросоюзовская оппозиция, несмотря на свою непопулярность среди масс, оказалась единственной в состоянии взять власть после падения Януковича. Новое правительство Петра Порошенко поспешило сблизиться с европейским и американским империализмами и МВФ, углубляя колонизацию страны. Для убеждения населения в необходимости таких мер Порошенко имеет возможность лицемерно прикрываться аргументом необходимости противостояния российской агрессии. Так путинский режим дважды сыграл контрреволюционную роль: пытаясь нанести поражение или, по крайней мере, прервать Украинскую революцию силой на Востоке, и создавая Порошенко прикрытие для проведения его проимпериалистической политики в остальной части страны.

Несмотря на свержение бонапартистского и компрадорского правительства в Европе, роспуск его ударных полицейских подразделений и организацию комитетов самообороны, контролировавших большую часть центра Киева, Украинская революция имела большие ограничения, объясняющие трудное современное положение страны. В первую очередь, отсутствие альтернативы власти, которая бы представляла трудящихся. А украинские левые, и без того микроскопические, остались узниками сталинистской схемы «лагерей», воспринимая все как шахматную партию между Россией и ЕС и выбирая «российский лагерь», оставаясь парализованными, если не прямо поддерживая кандидата в диктаторы Януковича.

Результатом стало исчезновение украинских левых с карты страны. Эта преступная политика левых создала основу для попыток националистов связывать Януковича и Путина с Лениным, свергая статуи последнего. В конечном счете, Компартия Украины была единственной политической партией, осмелившейся выйти на защиту Януковича… Вопреки сталинистским легендам, КПУ ненавистна украинскому народу не по причине «антикоммунизма», а за поддержку коррумпированного, компрадорского и репрессивного правительства. Нужно отметить, что ряд видео со свержением памятников Ленину, показывает, что это осуществлялось маленькими группами, изолированными от масс, которыми эти действия вовсе не были восприняты с энтузиазмом.

Националисты ищут опоры в чувствах неприятия украинцами векового угнетения своей страны царской Империей, продолженного сталинизмом, а сегодня – Путиным с его постоянными угрозами отключить газ посреди зимы, если украинское правительство будет «плохо себя вести» и т.п. Но при ненависти к великорусскому шовинизму, «антирусские» настроения были на Майдане незначительными, но было всеобщее настроение против Путина и российского угнетения. Россияне, подержавшие революцию (к сожалению, немногие), радушно принимались на Майдане, им давали слово, не говоря уже о том, что Украинская революция опирается, в том числе, на этнически русских жителей Украины, гордящихся своей революцией и не приемлющих российскую агрессию.

Вторая большая слабость Украинской революции заключается в том, что она не охватила всю страну. Восток Украины, наиболее промышленная часть с самыми крупными шахтами и концентрацией рабочих, не был активной частью революции. Несмотря на случившиеся демонстрации и забастовки на востоке страны, из-за отсутствия политической альтернативы и захвативших регион пророссийских наемников они иссякли, не распространившись широко. Отставание вступления Востока в революционную волну дало точку опоры для преступной политики Путина по разделению страны.

Третья большая слабость связана с программой для страны. Украинская буржуазия в целом хочет сохранить и расширить свой бизнес, экспортируя зерно, кукурузу, подсолнечник, минералы и металл кому угодно и ее не волнует, будет ли ради этого демонтирована украинская промышленность и еще больше попрана независимость. Как правые националисты, так и левые, капитулируют «своей» буржуазии, одни больше ориентируясь на ЕС, другие – на Россию. Нет никакого политического течения, отстаивающего независимую Украину как от ЕС с США, так и от России. Поэтому трудящиеся оказываются в положении без выхода и в ситуации тупика.

Правительство Порошенко – трусливое, компрадорское и защищающее интересы украинских олигархов – неспособно отстаивать страну. Оно даже отказывается экспроприировать компании воюющей против его страны России, продолжающей эксплуатировать богатства Украины. Как законный представитель интересов украинской буржуазии, Порошенко даже при военной агрессии России хочет сохранить с ней экономические отношения. Также никакого доверия не может быть империализмам ЕС и США. Их единственный интерес заключается в том, чтобы посредством выборов увести революционный процесс в сторону, оставив страну с марионеткой у власти типа Порошенко, чтобы продолжать колонизировать страну.

Империализм недоволен российской оккупацией востока страны, но не из-за гуманитарной обеспокоенности или соображений демократического характера: империализм имел хорошие отношения с Януковичем и до последнего момента старался сохранить его у власти. Империализм обеспокоен тем, что политика «жесткой линии» Путина провоцирует еще больший кризис, усиливая напряжения внутри страны и повышая возможность взрыва нового Майдана и выхода ситуации из-под контроля. Поэтому империализм применяет против России экономические санкции с целью принудить Путина к выходу через переговоры.

Путь для продолжения Украинской революции, для нового Майдана, способного действительно обеспечить независимость станы, пролегает в первую очередь через нанесение поражения российской агрессии на востоке. Для этого необходимо разоблачать проимпериалистическое правительство Порошенко, неспособное противостоять ей. Совместный подъем трудящихся Киева и Донецка способен нанести поражение российской агрессии, если бы Майдан охватил всю страну. Оккупировав восток страны в своей контрреволюционной агрессии, Путин в то же время «припаял» к судьбе Украины свою собственную судьбу. Поражение путинской оккупации территорий Украины стало бы началом конца его власти.

Победа Украинской революции над оккупацией могла бы толкнуть русских трудящихся и другие угнетенные народ против Путина. Вместе украинские и русские трудящиеся способны нанести поражение палачу украинской и сирийской революций, главному ответственному за колонизацию России, защитнику самых одиозных режимов планеты и союзнику империализма, имеющему в руках вторую армию в мире. Поражение Путина получило бы мировой резонанс из-за выдающейся контрреволюционной роли его режима на международном уровне.

Это почти сразу означало бы конец правительства Асада в Сирии и ослабление диктатуры в Египте, что дало бы новый кислород арабской весне. Это оказало бы огромный эффект на борьбу народов Кавказа за право на самоопределение. Нанести поражение Путину – это МЕЖДУНАРОДНАЯ задача рабочего класса. Одновременно его поражение также означало бы поражение гнилых остатков мирового сталинизма и его сателлитов, являющихся эхом Путина в кампании против Украины.

Украинские трудящиеся срочно нуждаются в строительстве независимой рабочей революционной партии, способной бороться за расширение революционного процесса на трудящихся Востока, за борьбу всего украинского народа против путинской оккупации и против всех фракций трусливой и продажной украинской буржуазии; за единую, независимую, свободную, демократическую Украину трудящихся. Партия, ориентирующая на развитие непартийных комитетов трудящихся и народа как зачатков власти, альтернативной олигархической, как было с комитетами самообороны пять лет назад. Сегодня этой партии нет, и в этом – главная слабость украинского революционного процесса.

 

Керченский инцидент: новая российская агрессия

Ровно в пятую годовщину Украинской революции Россия осуществила против Украины новую агрессию. Российские военные корабли атаковали и задержали три украинских корабля вместе с их экипажами. Они были обвинены в нарушении российских территориальных вод в Керченском проливе, соединяющим Черное и Азовское моря именно между территорией России и аннексированным ею Крымом. Украина, разумеется, не признает российскую аннексию, считая пролив разделенным между двумя странами без необходимости спрашивать какого-то разрешения на проход своих судов через него. Достаточно взглянуть на карту, чтобы понять важность для Украины возможности свободно использовать пролив, поскольку это единственный проход к портам востока страны, в том числе Мариуполю – второму по значимости в стране. Также это единственное морское сообщение между востоком и западом Украины.

Вне зависимости от электоральных мотиваций Порошенко и подробностей, были ли российские военные корабли или нет оповещены о проходе кораблей, российская агрессия, претендующая на право ограничивать и контролировать украинский доступ к Керченскому проливу, должна быть отвергнута. Эта агрессия является продолжением шовинистической и контрреволюционной политики Путина по силовому подавлению Украинской революции, аннексии части ее территории и подчинению страны.

В ответ на агрессию украинский президент Петр Порошенко объявил военное положение во всех пограничных с Россией регионах, но чудесным образом не сделал этого для самого Крыма, как части территории Украины под российской оккупацией. Объяснение простое: поскольку Россия считает Крым своей территорией, заявление Украиной военного положения в регионе означало бы объявление войны. А до этого уровня Порошенко идти не готов.

Керченский инцидент вызвал новое напряжение между европейским и американским империализмами и Путиным. Трамп отменил встречу в верхах с Путиным во время G20 в Аргентине. Напряжение между ними вокруг темы Украины, равно как вокруг войны в Сирии, – еще одно отражение глубоких расхождений между империализмом и Путиным относительно методов, применяемых для остановки революционных процессов. Европейский и американский империализмы хотят урегулировать ситуацию в Украине без создания сильных напряжений, делая ставку на демократическую реакцию с новыми выборами для успокоения революционного процесса. Но этот выход неприемлем для Путина по природе его режима, несовместимого с демократическими уступками. Несмотря на всю личную симпатию между Путиным и Трампом, эта напряженность остается неразрешенной и может усилиться с углублением экономического кризиса и новыми революционными взрывами в регионе.

Для возвращения свободного доступа к Керченскому проливу, возвращения украинского суверенитета на аннексированных территориях Донецкой и Луганской областей и Крыма необходим новый Майдан: подъем трудящихся, охватывающий всю территорию Украины, с запада до востока, и создание правительства трудящихся, готового бороться против российской агрессии и привлекающего к себе симпатии российских трудящихся, пока еще дезориентированных шовинистическими обманками Путина.

В сегодняшних условиях ухудшения условий жизни, падения заработков, повышения пенсионного возраста у российских трудящихся растет скепсис относительно правительства и его военных акций против других народов. Распространяясь с запада страны, через Киев и до востока Украины и нанеся поражение оккупации, новая волна революции может уже не остановиться на российских границах.

ПОДЕЛИТЬСЯ